Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №4/2009

Общая биология

С. Г. Мамонтов

Надо ли пересматривать теорию Дарвина?

Давайте обсудим

Окончание. См. № 3/2009

Здесь нельзя не остановиться на мысли, проводимой автором учебника биологии С.Ю. Вертьяновым и активно поддерживающим его о. Константином, – об отсутствии смерти и тления в первозданном мире до грехопадения Адама и по этой причине невозможности какой бы то ни было эволюции. Итак, Бог насадил сад в Эдеме и повелел первым людям питаться плодами дерев. Всем зверям земным и всякому гаду пресмыкающемуся всяку траву в снедь. С.Вертьянов говорит, что льву было достаточно кочана капусты. (Заметим попутно, что дикорастущая капуста – листовая, кочаны – результат селекции.) Но поедание растений и их плодов означает смерть и растений, и живых зародышей этих организмов (семян)! Авторы Книги Бытия, и пророк Исайя, и Св. Отцы могли разуметь под живыми организмами только подвижных крупных животных, доступных непосредственному наблюдению. Но когда в наше время автор школьного учебника фактически исключает растения из числа живых организмов, а другой кандидат наук, г-н Буфеев, его усердно в этом поддерживает, это выше моего понимания. Современный школьник, знающий зоологию, спросит: «В желудке жвачных животных переваривание растительной пищи осуществляют анаэробные бактерии, в кишечнике термитов и некоторых видов тараканов разложение целлюлозы происходит исключительно под действием ферментов, выделяемых одноклеточными жгутиковыми простейшими. Бактерии и жгутиковые с непереваренными остатками пищи выделяются во внешнюю среду, где и погибают. Следует ли их гибель рассматривать как явление смерти в Эдеме, существовавшее до грехопадения Адама?» Пусть на эти вопросы отвечает священник в воскресной школе или профессор в семинарии, но не учитель биологии в школе общеобразовательной. Отмечу только, что подобные вопросы – не пустые и занудные придирки педанта. Они просто отражают тот факт, что школьная биология рисует картину мира не в виде мозаики разрозненных и не связанных между собой явлений, а во всем многообразии связей живого организма с окружающей его живой и неживой природой.

Зачем говорить так подробно о вещах, всем известных? Затем, что четвертый год читающая публика обсуждает вопрос, унижает или не унижает ребенка изучение эволюционной теории происхождения человека, неужели и впрямь биологи-эволюционисты всего мира только и делают, что занимаются фальсификациями и подлогами? Или, на худой конец, если наука все время ошибается, как говорил г-н Максимов, и постоянно сама себя опровергает, нельзя ли излагать на уроках обе концепции – естественнонаучную и Божественного Творения – как равноправные версии? А школьник пусть сам разбирается, делает свободный выбор между обеими.

Публикация статьи произведена при поддержке интернет-магазина "МЕГА МЕХ". Шубы из нутрии, кролика, лисы, чернобурки, песца, а также меховые куртки, жилетки и аксессуары. Элитные меховые изделия, пошив, гарантия качества, доступные цены. Смотрите каталог товаров прямо сейчас и выбирайте то, что понравится именно Вам: megameh.com/shuby.html.

На вопрос об унижении ответ прост. Никакая научная теория, и биологическая в том числе, не является персонифицированной и не может лично никого обидеть. Точно так же человек видит, что Земля плоская, а ему объясняют, что она на самом деле круглая. Разве это оскорбление? Человек видит, что Солнце всходит и заходит, делает отсюда вывод – Земля неподвижна, а Солнце обращается вокруг Земли. Так думали и в библейские времена (вспомним Иисуса Навина, останавливающего Солнце), и много позже. (Удивительно, но факт – по данным Государственного фонда поддержки естественных наук США, 20% взрослых американцев считают, что Солнце вращается вокруг Земли (Вашингтон пост, 20 февр. 2008 г.). Впрочем, скоро и у нас так будет, поскольку астрономию в школе отменили.) Много ли на улице найдется людей, которые могут доказать, что Земля вращается вокруг Солнца? За последние 500 лет люди привыкли доверять науке. Для этого у них есть все основания – благодаря науке качество жизни людей стало совсем иным, чем в Средние века. Но доверие – это не вера. Наука доказывает нам, что очевидность обманчива. Как быть верующему человеку – полагаться в этом вопросе на Библию или на Коперника? Как быть учителю? Предложить школьникам выбрать из этих двух версий ту, которая больше нравится? И превратить тем самым обучение в профанацию? В школу идут за знаниями. За верой и религиозными наставлениями идут в храм. Наука и вера – это разные миры. Попытки совместить их – занятие бесплодное. С теорией можно не соглашаться, можно разработать и аргументировать свою собственную, но обижаться? Это выглядит как-то странно. И искусственно.

Второй вопрос – об изложении обеих концепций как равноправных – более сложный. Эклектика не может быть основой преподавания любого предмета. И этого нет в любой системе преподавания. Разве в православных семинариях и духовных академиях теория происхождения человека Ч.Дарвина излагается как версия, равная библейской? Конечно, нет. Она, как мы видели, объявляется еретической. Разве католическое или лютеранское вероисповедание объявляются равными по своей истинности с православием? Конечно, нет. Мне представляется, что г-н Максимов не очень представляет себе, что такое преподавание. Это – система (от греч. Systema – приведение в порядок). При этом части системы должны быть согласованы между собой. В этой системе выделяется, что истинно, что ложно, что подлежит обсуждению. Обсуждение различных версий, конечно, допускается и поощряется, если в их пользу существует научная аргументация. Сакральные тексты таким аргументом служить не могут. По этой причине вопрос о свободе выбора между научным и религиозным мировоззрением в школе поставлен некорректно. Такую свободу дают не конкретный учебник и не конкретная школа, а общество. Родители свободны выбирать, куда им отдавать своих детей – в православную гимназию или в государственную школу, где господствует научное толкование материального мира.

Г-н Максимов сказал, что его профессия – задавать вопросы. Хорошая профессия. Спокойная. Не требующая особых размышлений. И ни к чему не обязывающая. К сожалению. Но у преподавателей школы – и средней, и высшей – положение более трудное. Они должны не только изложить учебный материал, но и ответить на вопросы. Я задал один из таких вопросов. Школьники знают химический состав тела человека и всех других живых организмов. Они знают, что основные биогенные элементы – углерод, азот, водород и кислород. Они знают также, почему эти элементы биогенные. Потому, что это элементы легкие, образующие газы и водорастворимые продукты обмена веществ, что углерод, в силу чисто химических особенностей, способен образовывать как линейные, так и разветвленные структуры. Азот (как и углерод) способен к образованию как одинарных, так и двойных связей и к формированию циклических молекул, так широко распространенных в природе. Водород образует между атомами сложных молекул мягкие, так называемые водородные, связи, необходимые для формирования специфической пространственной конфигурации молекул, благодаря которой они и могут участвовать в обмене веществ, т.е. осуществлять процессы жизнедеятельности. Что может ответить учитель (при равноправном изложении версий) на вопрос: «В Библии сказано, что человек создан из глины, а глина – это соединения алюминия и кремния. Ведь в организме человека их нет? Куда они подевались?» Здесь о. Даниил меня прервал, громогласно заявив: «Не из глины, а из праха земного. В Библии не указан состав глины».

Это что, полемический прием такой – обвинить оппонента в некомпетентности? Зачем же так лукавить перед телевизионной аудиторией? Состав глины в Библии не указан и не мог быть указан, потому что в те древние времена люди ничего не знали о химических элементах. Те же алюминий и кремний были выделены только в первой четверти XIX в. Но о. Даниил совершенно напрасно попытался уличить меня в незнании текстов. Св. Отцы, и не только они, задолго до нас задумывались над вопросом, что такое «прах земной». Что же такое «прах земной»? В словаре Даля читаем: «прах – пыль, персть, тлен, перегнившие останки, чернозем, земля». Св. Иоанн Златоуст, св. Василий Великий писали, что человек создан из земли. Сам о. Даниил в своем труде «Эволюционизм в свете православного учения» цитирует св. Иринея Лионского, который писал, что Господь создал человека из земли. О. Даниил заключает: «Святые Отцы считают, что своим бессеменным рождением Христос уподобился Первому Адаму, взятому из девственной необработанной земли». Таким образом, не везде в обязательном порядке употребляются слова не только «прах земной», но и «земля». Но что такое «земля»? Смесь глины с песком в разных соотношениях в зависимости от типа почвы, т.е. те самые соединения алюминия и кремния, о которых я упоминал.

Любопытно, что тезис об обусловленности самой возможности жизненных проявлений свойствами химических элементов, составляющих тело живых организмов, вызвал сильное раздражение у А.Милюкова, одного из участников обсуждения этой передачи на форуме Андрея Кураева. В своем отклике он написал: «... чудовищный «аргумент» Мамонтова о невозможности сотворения человека из глины (!) на основании того, что в человеческом теле не содержится каких-то там элементов» (курсив мой. Восклицательный знак А.Милюкова. – С.М.). Что же здесь чудовищного? Напротив, вопрос ключевой для понимания сущности жизни. Теория химической эволюции, происходившей на ранних этапах развития Земли, объясняет, почему именно из определенных, а не любых химических элементов путем самоорганизации могли сформироваться сложные молекулы. Она объясняет, как конгломераты этих молекул оказались способны к обмену веществ с окружающей средой и превратились в первые примитивные организмы, что и предопределило возможность биологической эволюции. Только эволюционный подход позволяет сформировать логичное, непротиворечивое, целостное мировоззрение. «Ничто в биологии не имеет смысла иначе как в свете эволюции», писал выдающийся генетик XX в. Феодосий Григорьевич Добжанский.

Эволюция жизни на Земле рассматривается современной наукой как неоспоримый факт. Здесь не все ясно и не все известно? Ученые еще обсуждают различные природные механизмы видообразования? Конечно. Но наука движется к пониманию этих процессов, накапливает новые факты и происходит это не вследствие «дьявольского наущения», а в силу любознательности человека, его стремления познать окружающий его мир. Подменять научное знание мифологией, даже освященной Преданием, мы не имеем права. Не останавливаясь на других свойствах живого, прописанных в учебниках, отмечу, что именно способность к такому типу обмена веществ, как ассимиляция и диссимиляция, и является определением понятия «жизнь». «Прах земной» и изделия из него такими свойствами не обладают. Возможно, А.Милюков полагает, что его тело состоит не из нуклеиновых кислот, белков, жиров и углеводов, а из алюмосиликатов? Оставим его в этом приятном заблуждении. Возможно, А.Милюкова вполне устроило бы предположение, что Господь, отдохнув на 7-й день Творения, затем спохватился, извлек пресловутые алюмосиликаты из тел первых созданных им людей (или из тела одного только Адама? поскольку, согласно 2-й главе Книги Бытия, женщина создана из ребра Адама) и заменил их водой, углеродом и азотом, добавил фосфор, попутно сконструировав из них те сложные молекулы, которые и определяют саму жизнь? Догадка интересная. Предоставим ее разработку «креационной науке», которая суть пустословие. Но, заметим, ответа на свой вопрос я не получил.

Кстати, о химических элементах. О. Константин Буфеев настаивает на буквальном понимании библейских строк и учения Св. Отцов. Но Св. Отцы, вслед за Эмпедоклом, учили также тому, что основными элементами природы служат стихии – огонь, воздух, вода и земля. Должны ли мы эти взгляды излагать как равнозначащие с таблицей Менделеева? Порадуется ли г-н Максимов, когда его сын заявит: «Таблица Менделеева – вранье, а на самом деле природа состоит из тех элементов, о которых говорили Св. Отцы»? т.е. то самое, что сказала девочка Маша о теории Дарвина? Или наряду с теорией эволюции приводить как достоверную версию мнение св. Василия Великого, что «из воды воскипели жабы, мошки и комары»? Эти взгляды восходят к языческим представлениям о самозарождении живых организмов. Аристотель, например, полагал, что дождевые черви зарождаются в иле прудов. Как видим, принципиальной разницы нет. Обращаюсь к г-ну Максимову: надо очень не уважать учителей, людей образованных, чтобы заставлять их (а ведь речь идет именно об этом) излагать на уроках те взгляды на происхождение и устройство мира, которые были сформулированы 4 тыс. лет назад. И говорить, что с тех пор человеческая мысль остановилась. Похоже, что с точки зрения апологетов «Шестоднева» она действительно остановилась. О. Константин на вопрос: «После Дарвина и Опарина неужели ничего не произошло в биологии?» – ответил: «Кое-что произошло. И самое главное – появление антиэволюционного учебника биологии Вертьянова». Вот так. Выдающиеся достижения биологии XX в. остаются за бортом, они не требуют осмысления. Картина мироздания, нарисованная 3–4 тыс. лет назад, остается неизменной.

Но на самом деле человеческая мысль работала неустанно, и сейчас мы имеем научную картину мира, которую и преподают в школе. Эта картина несовместима с точкой зрения православных буквалистов-фундаменталистов? Конечно. По этой причине и недопустимо совмещение в общеобразовательной школе научного и религиозного подходов. Такое совмещение неизбежно вызовет раздвоение сознания у школьников: чему верить? Для осознанного выбора у детей просто недостаточно знаний. Существование этой проблемы отмечает и сам о. Константин. В одном из интервью он говорит: «В православных школах… надо доказать и обосновать справедливость теории эволюции. Получается нелепая ситуация: на уроках благочестия и Закона Божия ученики слышат, что Бог сотворил мир за шесть дней, вспоминают о шестодневе Василия Великого и всех прочих Святых Отцах, единодушно говорят нам о буквальном понимании этих библейских строк, вспоминают апостольское учение об этом, а на уроках биологии мы вынуждены повторять под видом науки (выделено мной. – С.М.) какие-то очень странные и несовместимые с христианскими убеждениями вещи».

Я совсем не хочу бросить камень в Св. Отцов. Напротив, великого уважения заслуживают люди, которые в то темное время пытались силой своего ума постигнуть окружающий их мир. Научных оснований у них в то время не было, ибо науки в нашем понимании не существовало и наблюдений было крайне недостаточно. Видя массовое роение поденок, или лет комаров, или выход на сушу из водоемов маленьких лягушат и жаб и не зная, что личиночная стадия их развития совершалась в воде, вполне можно прийти к заключению, что эти животные возникли из воды. Были умозрительные построения древних греков («эллинские учения»), которые действительно одно другому противоречили. На этом построены совершенно справедливые замечания Св. Отцов относительно современной им науки и, к сожалению, совершенно неправильное утверждение Андрея Максимова: «Наука всегда отвергает саму себя». Наука Нового времени не отвергает саму себя, она развивается. Это совсем разные вещи. Разве Кеплер опроверг Коперника? Он уточнил орбиты планет. Когда Беккерель открыл явление радиоактивности, разве это открытие было опровергнуто? Напротив, из этого открытия развилось очень важное в теоретическом (и практическом) плане направление исследований. Опровергнуты ли законы Менделя? Или открытие Уотсоном и Криком молекулярной структуры ДНК и ее значения в передаче информации в живой материи? Список можно продолжить до бесконечности. Следует отметить, что отличие науки от веры заключается в том, что полученные ею факты и сделанные на их основе умозаключения проверяемы. Ученые весьма взыскательно и придирчиво относятся к результатам исследований своих коллег. Их выводы принимаются только после тщательной проверки другими учеными.

Барбара МакКлинто

Барбара МакКлинток

Приведу только два примера. В начале 1930-х гг. Барбара МакКлинток обнаружила существование подвижных элементов генома, которые, перемещаясь в пределах хромосомы или между хромосомами, способны изменять активность других генов или выключать их. С точки зрения хромосомной теории наследственности это казалось невероятным. Известные в то время гены располагались в строго определенных локусах хромосом, что и послужило основанием для построения карт хромосом с указанием порядка расположения генов в хромосомах и расстояния между ними. Хромосомная теория наследственности как отражающая реальное положение вещей осталась, конечно, незыблемой. Но в 1960 г. подвижные элементы генома (транспозоны) были открыты у бактерий. В 1970 г. транспозиция генов от одной хромосомы к другой была обнаружена в ходе канцерогенеза. Только в 1970-е гг. биологическое и медицинское (а затем и эволюционное) значение подвижных элементов генома стало очевидным, и через 50 лет (в 1983 г.) после сделанного Б.МакКлинток открытия ей была присуждена Нобелевская премия. Таким образом, открытие, сделанное МакКлинток, не опровергло хромосомную теорию наследственности, а углубило наше понимание структурной и функциональной организации генома.

Другой пример. Прошло почти 10 лет после опубликования Джеймсом Уотсоном и Френсисом Криком (совместно с М.Уилкинсом) результатов своих исследований структуры молекулы ДНК, пока эти ученые были удостоены Нобелевской премии и то только после того, как было сформулировано представление о генетическом коде, объяснившем конкретные пути реализации генетической информации – от структуры гена к структуре белка. Так что говорить о том, что ученые на лету хватают «псевдонаучные фальшивки» и затем пропагандируют их, не приходится. Добавлю, что многие умозрительные представления, основанные на наблюдениях, получили впоследствии вполне материальное подтверждение. Представление о «миазмах и контагиях» как причине заболеваний развилось в учение об инфекционной природе многих заболеваний и предопределило возможность поиска средств борьбы с инфекциями. Болезнетворных для человека бактерий уничтожают выделения грибов. Здесь мы наблюдаем ту самую борьбу за существование, против которой с таким пафосом выступают наши литераторы и протоиереи. Позволительно спросить, испытывают ли угрызения совести и г-н Максимов, и г-н Буфеев, и г-н Сысоев, употребляя антибиотики? Или вкушая морковь и капусту? Ведь они уничтожают тем самым живые организмы. Убежден, что развернувшаяся пропагандистская кампания, направленная на дискредитацию школы и научного знания вообще в глазах молодого поколения, имеет одну цель – указать на единственный источник истины – священнослужителя. Вот он все точно знает – и про возникновение мира, и про сотворение человека. Мы плавно сползаем в XVII в., когда в Славяно-греко-латинской академии в Москве монахи братья Лихуды именно так наставляли юношество.

Говоря о невозможности изложения проблемы происхождения и развития жизни на Земле в строгом соответствии с текстом Книги Бытия, я вовсе не делаю открытия. Многие, если не большинство, христианских богословов давно пришли к этому выводу. Я здесь только решительно возражаю против настойчивых требований служащих в Патриархии людей уравнять миропонимание пастушеских племен Передней Азии, возникшее за 4–6 тыс. лет до н.э. с современным научным знанием. Могут сказать: христианские богословы давно отошли от буквального понимания «Шестоднева» как руководства по космогонии и по вопросам развития жизни на Земле. Таких крайних взглядов придерживается небольшая группа священников, их позиция не отражает позиции Церкви. Боюсь, что это не так. Центр «Шестоднев», которым руководит о. Константин Буфеев, создан по благословению Патриарха. Патриарх на Рождественских чтениях в 2007 г. высказался против, как он выразился, «навязывания» представления о том, что «человек произошел от обезьяны». Издательство Троице-Сергиевой лавры выпустило вторым изданием учебник С.Ю. Вертьянова, построенный на буквальном толковании «Шестоднева», несмотря на обстоятельную и обоснованную фактическим материалом критику, которой этот учебник подвергся (см., например, «Биология», № 1011/2006). Похоже, однако, что содержательная часть предметов, преподаваемых в школе, деятелей Церкви вообще мало волнует. После завершения нашей дискуссии один из ее участников, Николай Борисов, спросил о. Константина: «Как же Вы можете рекламировать такой безграмотный учебник, как «Общая биология» Вертьянова?» На что г-н Буфеев спокойно ответствовал: «Все эти ошибки – это мелочи, блохи. Главное – православное отношение к предмету».

Все это совсем не так безобидно, как может показаться. Сейчас в обществе идет инициированная руководством Русской православной церкви дискуссия – вводить или не вводить в школьную программу образования такой предмет, как «Основы православной культуры». Казалось бы, что тут плохого и почему эта общественная дискуссия приняла столь острый характер? Слов нет, православная культура близка сердцу русского человека. Великая литература, великая история, уникальное по своей творческой мощи и глубине создания образа человека изобразительное, в том числе иконописное, искусство, величественная и трогательная храмовая архитектура, выдающаяся роль Церкви в единении русского народа в критические периоды его истории – все это сопровождает нас всю жизнь и оставляет неизгладимый след в сознании. Но не будем забывать, что православие – не единственный и не главный источник духовности русского народа, как иногда пытаются представить. Этим источником служит русский национальный характер. Христианское миропонимание преломляется в сознании каждого народа своеобразно, и мы видим у разных православных народов – греков, сербов, молдаван, грузин, русских – разные формы культурной жизни. Понятие национальной культуры более широкое и более емкое, чем понятие культуры православной. Неверно поэтому объявлять, как это делают некоторые наши иерархи, религиозное воспитание единственным источником нравственности и духовности. Нравственность и духовность и отдельного человека, и целого народа определяются не прикосновением к религии, а глубиной размышлений о своей роли в жизни общества, степенью усвоения сокровищ мировой культуры. Добавим к этому, что многие народы (исламский мир, Индия, Китай и др.) не принимают христианское вероучение, несмотря на многовековую проповедь. У этих народов другое миропонимание. Дает ли это нам право утверждать, что в нехристианских обществах отсутствуют представления о морали, чести, благородстве, патриотизме и других этических принципах, которые только и делают возможным существование человеческих сообществ? Вызывает вполне обоснованную обеспокоенность попытка церковных пропагандистов внедрить в общественное сознание мысль об опасности для духовного здоровья общества материалистического взгляда на мир. Означает ли это, что учителей в школы будут принимать по признаку их воцерковленности, а профессоров на должность будут не избирать на Ученых советах университетов, а утверждать в консисториях? Другими словами, не хочет ли РПЦ установить тотальный контроль над убеждениями граждан нашей страны? Не могу не сказать, что отнесение одних детей в школе к «истинно верущим», других – к «не истинно верующим», а третьих – к «безбожным атеистам» неизбежно вызовет отчуждение между детьми.

Возвращаясь к предмету «Основы православной культуры», отмечу, что для приобщения к православному вероучению и православной культуре есть много возможностей, было бы желание детей и их родителей. Это и воскресные школы, и семинарии, и духовные академии, музеи, наконец, библиотеки. Дело поэтому не в культуре, дело в попытке РПЦ взять в свои руки формирование мировоззрения школьников, и именно мировоззрения религиозного. Что в светском государстве недопустимо. Вера – вещь очень личная, очень интимная. Если человек захочет прийти к Богу, он к нему придет. Загонять всех детей (а мы знаем, что такая практика уже существует в ряде регионов) в православие в рамках учебного процесса незаконно. Ставить детей перед выбором – самостоятельным выбором! – существует Земля 7,5 тыс. лет или 4,5 млрд лет – значит обрушить систему образования. Другое дело, если в школе будет изучаться курс «История религий» (я бы назвал его «Историей возникновения и развития религий»). Этот познавательный курс позволил бы уяснить этапы осмысления человеком окружающего его мира – от тотемизма к мифологии и далее к формированию монотеистических религий, которые заменяются сейчас научным знанием.

Чтобы уяснить, чего на самом деле хочет добиться Патриархия путем введения «Основ православной культуры», обратимся к интервью протоиерея Всеволода Чаплина, опубликованного 15 января 2008 г. О. Всеволод сказал буквально следующее: «Я думаю, что противоречий с астрономией у православной культуры нет. Никакого противоречия с физикой, химией или математикой нет. (Как видим, речь идет не о фресках Андрея Рублева, а о содержании естественнонаучных дисциплин. – С.М.). Сегодня в школе есть монополия одной космогонической теории – слегка модернизированного дарвинизма (с каких это пор дарвинизм стал космогонической теорией? – С.М.) Давно стало очевидным, что… существование питекантропов научно опровергнуто. Сейчас идут споры относительно того, существовали ли австралопитеки, но остальные известные нам из школьных уроков виды так называемых первобытных людей никогда не существовали». Далее о. Всеволод путает естественный отбор с искусственным, что вполне понятно и извинительно, но это не суть важно. Уместно спросить: кто будет определять истинность или ложность теорий в такой специальной области, как палеонтология? Священнослужитель, имеющий только семинарское образование? И в каком направлении пойдет «согласование» содержания биологии с «Основами православной культуры»? В направлении признания непреложной истинности Книги Бытия, как мы это видим в учебнике биологии, выпущенном Троице-Сергиевой лаврой? Очень любопытны рассуждения о. Всеволода об истории: «Главное, чтобы курс истории не превращался в попытку объяснить явления окружающего мира какой-либо политической теорией, или философской теорией, или экономической теорией». Что же останется от истории? Длинный перечень монархов и президентов и описание их славных или не очень славных деяний? При таком подходе нельзя достигнуть понимания закономерностей исторического процесса, и такой подход давно оставлен исторической наукой. Еще в XIX в. знаменитый наш историк Сергей Михайлович Соловьев писал: «Историческое изложение находится в полной зависимости от научного, философского и политического понимания описываемого». Требовать противного – это значит толкать нас на три столетия назад.

Таким образом, речь идет не о культурном просвещении школьников, речь идет об установлении церковной цензуры над содержанием естественных и общественных дисциплин.

Вот это действительно опасно для общества и тревога 10 академиков, обратившихся в прошлом году к Президенту с открытым письмом с протестом против нарастающей клерикализации нашего общества, вполне понятна. Не могу не отметить, что о. Всеволод Чаплин, комментируя это письмо, позволил себе употребить слово «донос». Публичный протест назван доносом быть никак не может. Грубый окрик в адрес уважаемых ученых, имеющих большие заслуги перед нашей страной, не подобает священнослужителю и свидетельствует о том, что некоторые церковные деятели уже чувствуют себя хозяевами в интеллектуальном пространстве России. Усиливается пропаганда православных ценностей как единственных долженствующих регулировать жизнь общества и призванных заменить собой научное материалистическое мировоззрение. Усиливается нажим церковных иерархов на правительство, имеющий целью поставить образование в нашей стране под контроль РПЦ. Назрела необходимость обязательного лицензирования Министерством образования и науки РФ всех издательств, в том числе церковных, выпускающих учебную литературу по естественным и общественным дисциплинам для государственных учебных заведений с проведением независимой экспертизы. Не меньшую тревогу вызывают настойчивые попытки РПЦ ввести специальность «теология» в перечень специальностей ВАК. Научное учреждение не может выдавать дипломы о присвоении ученых степеней за рассуждения о намерениях и деяниях непознаваемого сверхъестественного Высшего Существа. Наука является источником нового знания и нового понимания явлений материального мира. Перетолковывание библейских текстов и творений Св. Отцов таким источником служить не может. Глубину проникновения соискателей ученых степеней по специальности «теология» в сакральные тексты вполне могут оценить духовные академии, ибо это – область их компетенции. Поэтому стремление включить теологию в перечень ВАК является просто еще одной попыткой РПЦ приобрести статус государственной. Вот почему вызывает глубокое сожаление письмо 225 кандидатов и докторов Президенту РФ, объявляющее «ненавистниками России» противников введения ОПК в школе. Уважаемые коллеги, по-видимому, не до конца продумали последствия такого шага. Вот почему этот свой комментарий мне приходится закончить той же фразой, которой я завершил нашу дискуссию на ТВЦ: наше общество вступает в фазу обскурации.

Примечание 1. «Письмо 225» вызвало крайне негативную реакцию со стороны научного сообщества. Более 1700 ученых в свою очередь обратились к Президенту с обстоятельным и глубоко обоснованным протестом против введения ОПК в общеобразовательную государственную школу. Напомню, что в 2007 г. Парламентская ассамблея Европы (ПАСЕ) приняла специальную резолюцию с рекомендациями правительствам не допускать преподавания в школах религиозных представлений о происхождении мира и его развитии. В резолюции отмечается: «креационизм во всех его формах, таких, как «разумный замысел» или «высший разум» не является научной дисциплиной и не подлежит научному изучению в европейских школах наряду с теорией эволюции или даже вместо нее».

Примечание 2. Обскурация (от лат. obscurus – сумерки, мрак, тьма). Термин заимствован у Л.Н. Гумилева. Здесь употребляется в значении: снижение уровня образованности населения, снижение интереса к научному знанию, распространение религиозных, «тайных», «сокровенных» и т.п. оккультных представлений о мироздании.

Примечание 3. Цитаты из Библии приведены по Синодальному переводу. СПб. 1897 г.

Рейтинг@Mail.ru