Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №24/2008

Я иду на урок

Е. О. Авдеенко

Сотворение? Дарвин? Или что-то третье?..

Мировоззренческая дискуссия

Окончание. См. № 2223/2008

Диверсификационная возможность дискуссии

Краткий обзор теорий, оппонирующих дарвинизму.

Теория (от греч. рассмотрение, исследование) – основная форма научного знания, знаковая модель, дающая систематизированное отражение сущности явлений, феномен культуры. Теория включает эмпирические предпосылки (факты, обобщения), основания (понятия и законы), следствие. Теория связана с культурой через научную картину мира. Функция теории: систематизирующая, объяснительная, описательная, предсказательная, практическая, методологическая, мировоззренческая.

  • Номогенез – теория, согласно которой эволюция организмов осуществляется не на основе естественного отбора, а на базе внутренней закономерности. Эти закономерности направлены в сторону усложнения морфофизиологической организации живой природы. Эту теорию выдвинул в 1922 г. Л.С. Берг и противопоставил ее дарвинизму.

  • Ортогенез («орто» – прямой) – концепция развития живой природы, исходящая из того, что эволюция организмов происходит в строго определенном природой направлении. Ортогенез отрицает творческую роль естественного отбора. Теория изложена немецким ученым Эммером в 1888 г. Современное направление ортогенеза – номогенез.

  • Сальтационизм – отрицает роль естественного отбора, придает решающее значение в эволюции случайным явлениям, приводящим к резким («скачкообразным») изменениям. По принципиальным позициям сальтационизм близок к неокатастрофизму, который воскрешает представления Кювье. Американские палеонтологи Рауп и Сепкоски постулируют строгую периодичность массовых вымираний (каждые 26 млн лет), которая обусловлена неким космическим фактором. Их мысли подпитываются идеями астронома Миллера (наличие у Солнца звезды-компаньона), а также физиков отца и сына Альваресов (о бомбардировке Земли астероидами).

  • Пунктуализм – теория прерывистого равновесия, согласно которой периоды быстрых и существенных эволюционных изменений сменяются периодами стабильного существования. Пунктуализм не эквивалентен сальтационизму, так как не отрицает непрерывности эволюционного развития.

  • Автогенез («авто» – сам) – общее название идеалистических концепций, которые исходят из того, что эволюция живой природы независима от внешних условий и направляется и регулируется некими внутренними нематериальными факторами. Автогенез близок к витализму («вита» – жизнь), совокупности идеалистических течений в биологии, объясняющих жизненные явления действием якобы присутствующего в организмах особого нематериального начала, жизненной силы, души, энтелехии («энтелес» – совершенный). В философии Аристотеля целеустремленность – движущая сила всего и вся, у виталистов – особое нематериальное начало, направляющее развитие организмов.

  • Эктогенез («экто» – вне) – концепция рассмотрения исторического развития живой природы как процесса прямого приспособления организмов к среде обитания и простого суммирования изменений, приобретаемых организмами под воздействием факторов среды. Эктогенез отрицает естественный отбор.

  • Механоламаркизм – частный случай эктогенеза, направление неоламаркизма, который односторонне преувеличивает формообразующую роль внешних факторов и фактически отрицает роль естественного отбора в эволюции.

Ведущий. Далее предлагаем вам интересные размышления профессора МГУ В.Л. Воейкова. [Источник: Воейков В.Л. Теория эволюции Дарвина: истина или заблуждения // Химия и жизнь, 1994. № 3.]

Представитель «третьей позиции». Я приведу пример, опровергающий стройность конструкции учения Ч.Дарвина. Проанализируем, что должно произойти при реализации положенных в основу дарвинизма рассуждений.
В качестве примера возьмем многоклеточный живой организм и условимся рассматривать входящие в его состав клетки как организмы, обладающие определенной самостоятельностью. Такое допущение возможно, поскольку вряд ли кто станет отрицать, что любая клетка многоклеточного организма обладает собственной активностью. Что же случится, если клетки последуют вышеприведенной схеме? Под действием самых разных внешних и внутренних факторов регулярно происходит ненаправленное, случайное изменение свойств тех или иных клеточных молекул. Некоторые из этих изменений приводят к тому, что вдруг между группой клеток и организмом ослабляется зависимость. Если в организме нарушена система надзора за порядком – иммунитет, то такие клетки получают возможность размножаться в геометрической прогрессии. Тогда и начинается борьба за существование, включается естественный отбор, так как ресурс организма, как правило, достаточен лишь для поддержания жизнедеятельности строго определенного числа нормальных клеток. Отбор оставляет самых приспособленных в борьбе за пищу и пространство и в борьбе с защитными свойствами организма. Такие клетки мы называем злокачественными. Если организм вовремя не справляется с «нарушителями закона» существования целого, то процесс набирает силу. Организм слабеет, а злокачественное образование увеличивается. Опухолевые клетки распространяются по всему организму, они становятся чуждыми не только целому организму, но и друг другу, так как теряют обязательное свойство нормальных клеток – способность поддерживать между собой прочные контакты. К чему приводит эта эволюция?
Разве к повышению организации, к образованию высших форм? Нет! В результате отбираются отнюдь не прекрасно построенные формы, а наиболее примитивные, умеющие только питаться, размножаться, убивать себе подобных и тех, кто сохраняет верность организму. И если организм не сможет одолеть болезнь, если на помощь не придет внешняя сила (разум, врач), то клетки-победители в этой борьбе за существование гибнут вместе с побежденным организмом. Для справки: в процессе роста опухоли злокачественных клеток умирает гораздо больше, чем тех, что остались верными организму.

Статья опубликована при поддержке компании "Домус Финанс". Продажа квартир в новостройках в Центральном Пушкино от застройщика. Развивающийся, экологически чистый, благополучный район, доступные цены, удобная транспортная развязка, подземные и надземные паркинги и многие другие преимущества. Узнать подробнее о проекте, стоимость квартир и контакты Вы сможете на сайте, который располагается по адресу: http://www.novoe-pushkino.ru/.

Дарвинисты могут отвергнуть этот пример, говоря, что рассматривать клетку в качестве полноценного организма и рассматривать принципы естественного отбора на уровне организма некорректно. С такой критикой можно спорить. Но можно привести пример из того уровня, который большинство дарвинистов считают своей вотчиной, – популяционного.
После того как вышла в свет книга «Происхождение видов…», многие исследователи задались вопросом, как в действительности меняется численность организмов в природе? Российские натуралисты Н.Я. Данилевский и П.А. Кропоткин в свое время привели множество примеров того, что, за исключением периода бедствий, объем пищевых ресурсов во много раз превышает потребности всех нуждающихся в них на данной территории. Они утверждали, что в нормальных условиях существуют естественные препятствия к безудержному размножению, не связанные ни с борьбой за существование, ни с катаклизмами.
Экспериментально эти препятствия стали изучать в 30-е гг. ХХ в., в частичности школа французских зоологов. Так, Рэмми Шовен в многочисленных опытах показал, что рост численности в геометрической прогрессии сдерживает не борьба за существование, а внутренние регуляторные механизмы, которыми обладают все животные – от насекомых до млекопитающих.
Главные факторы, регулирующие размножение, – плотность и возрастная структура популяции. Еще было обнаружено, что два разных вида насекомых, делящих одну территорию и одни пищевые ресурсы, оказывают влияние на плодовитость друг друга, что позволяет поддерживать достаточно постоянное соотношение плотности популяций. Из этих же опытов следовало, что такое влияние реализуется не прямой борьбой, а другим образом (регуляция количества откладываемых яиц, скорость развития личинок и др.).
Американские биологи изучали механизм регуляции численности мышей и пришли к такому же выводу, что и французы в их опытах с насекомыми. Так наблюдения Данилевского и Кропоткина экспериментально подтвердились, а положение дарвинизма о том, что борьба за существование и естественный отбор, приводящие к образованию высших форм, вызваны ограниченностью внешних ресурсов, – опровергнуто.
Вспомним еще о наблюдениях Шовена, основанных на открытии (1925 г.) русского энтомолога Уварова, что пустынная саранча может превращаться в перелетную. Этот случай служит иллюстрацией того, что происходит в природе, если включается дарвиновский механизм. Уваров обнаружил: если изменение солнечной активности приходится на три последовательных поколения саранчи, то ее внешний вид и поведение меняются так резко, что ранее пустынную и перелетную саранчу считали двумя разными видами. Перелетная, в отличие от пустынной, бурно размножается, сбивается в стаи, уничтожает все на своем пути. Стая по непонятным причинам движется в одном направлении. Рано или поздно на пути стаи встречается океан, поэтому конечный результат такого размножения и выживания «сильнейших» – гибель и превращение оказавшихся на их пути оазисов в пустыню. Но разоренный оазис восстанавливается, в этом отличие биоценоза – свехорганизма, который образуется организмами разных видов, – от многоклеточного организма, погибшего в борьбе с опухолью. А вот «победители», как и в первом случае, становятся жертвами нарушенных ими законов существования.
Резюме: на каком бы уровне организации живого ни начинают вдруг реализовываться постулаты теории Дарвина, всегда происходит процесс, который можно назвать эволюцией. Но из приведенных примеров следует: если дарвиновский процесс идет без ограничений со стороны системы более высокого уровня организации, то эта эволюция представляет лишь регресс, деградацию, разрушение.

Ведущий. В последнее время говорят еще об одной альтернативе дарвинизму. Речь об эпигенетической теории эволюции (ЭТЭ). Термин «эпигенетическая» предложил наш соотечественник и современник М.А. Шишкин.

  • Эпигенез («эпи» – после, «генез» – рождение) – выдвинутая и развивавшаяся в XVII–XVIII вв. теория зародышевого развития, согласно которой новообразование органов эмбриона происходит постепенно из бесструктурной массы зиготы. Теория сложилась в спорах с преформизмом, сторонники которого предполагали наличие у зародыша готовых зачатков всех органов. Основоположники эпигенеза – Гарвей, Бюффон, Вольф. Учение об эпигенезе носило прогрессивный характер, так как исходило из предпосылки об изменяемости растений и животных.

Представитель «третьей позиции». [Источник: Любарский Г. А все-таки она прыгает // Знание – сила, 1992. № 9.] Эпигенетическая теория эволюции может стать новой парадигмой эволюционной биологии не потому, что выделяет какую-то часть фактов, делая на них упор, а потому, что в ее рамках достигнуто более общее понимание эволюционных проблем. Многие старые распри эволюционизма могут быть решены в рамках новой теории. Вспомним спор дарвинизма с ламаркизмом. Дарвинизм признает значимой для эволюции только наследственную изменчивость. Ламаркизм утверждает важность ненаследственной. С точки зрения ЭТЭ правы оба: наследуемость* – продукт стабилизирующего отбора. Т.е. нет фундаментальной границы между наследственными и ненаследственными изменениями, а есть разная степень наследуемости признака – от неустойчивого до жесткого, с полным доминированием. ЭТЭ впервые дала рациональное обоснование ламаркистских представлений. Например: «В результате ношения тесной обуви появляется мозоль на пятке. Мозоль в данном месте, конечно же, ненаследственная. Но вообще – мозоли на ногах нужны организму, ведь нагрузки на подошвы идут из поколения в поколение. Этот признак стабилизируется, начинает образовываться независимо от внешнего воздействия, т.е. наследственно. И действительно, у млекопитающих – утолщение эпидермиса подошвы наступает еще в эмбриональный период».
ЭТЭ объединила данные современной эмбриологии и палеонтологии. Но с генетикой полного объединения пока не произошло. Согласно ЭТЭ, ни одна вновь возникшая мутация не является готовой основой для внешнего, фенотипического признака. Для того чтобы проявиться, мутация должна «притереться» к команде генов, обрасти регуляторами ее проявления, наделяющими ее смыслом, в результате чего она становится чем-то реальным. В противоположном случае мутация не более чем стрессирующий фактор, который может убить организм, но не способен конструктивно его изменить. Стабилизирующий отбор «воспитывает» «дикие мутации», вводя их в культурные сообщества работающих генов. Когда «дикарь» врывается в «культурное общество», он не может изменить его, хотя может убить его носителей; так даже очень сильная мутация не способна создать генную организацию. «Дикаря» берут в оборот, «утирают нос», учат, и тогда он вносит позитивный вклад в культуру. Поэтому можно сказать, что мутация ничего не значит. Признак организма, согласно ЭТЭ, – это не результат мутации как таковой, а результат действия стабилизирующего отбора. Он – стабилизирующий отбор – определяет именно это, а не какое-то другое выражение данной мутации. Дальнейшая эволюция сопровождается рационализацией онтогенеза – он становится более экономным и рациональным.
А что происходит с теми организмами, которые «выбились из колеи»? Такие организмы аномальны. В рамках ЭТЭ это называется теорией аномалии (разработана Раутманом). Раньше думали, что аномальные особи, уроды – это края нормы и якобы между нормой и аномалией – глубокий ров. Объективация различения нормы и аномалии – важное следствие ЭТЭ.

Ведущий. Возникает соблазн приравнять ЭТЭ к сальтационизму – как еще один вариант теории, утверждающей прерывность форм. Получается: классический дарвинизм, который постулирует непрерывность форм, и ЭТЭ – противоположны. Такая ситуация «качелей, маятника» в биологии стала привычной. Эволюционизм даже сравнивают с культурой Китая: на службе все конфуцианцы, а каждый для себя – даос. Вот и в биологии: при внешнем доминировании синтетической теории эволюции каждый крупный теоретик – немножко «еретик» и грешит то направленностью, то прерывностью.

Для справки

Дарвинизм – создан по образу модного в XIX в. механистического мировоззрения.
Синтетическая теория эволюции принесла с собой статистические методы и достижения генетики.
Для эпигенетической теории эволюции характерен организмоцентризм, внимание к многообразию, проблеме целого и частей. И основные понятия, к которым ЭТЭ аппеллирует, не популяционные, а организмические. Объекты теории – организмы, а не вероятности генных частот, это дает приятное чувство материала, доступного непосредственному исследованию.

Ведущий. Спор выявил разную трактовку одних и тех же явлений. Одни полагают самодостаточными законы мироздания. Другие ищут их первопричину и находят ее в идее Божественного акта творения. Может быть, сущность спора сводится к проблеме выбора? Свободного выбора для каждого: признавать за некой Высшей силой акт творения либо именовать эту силу законами Природы.
Мы не претендуем на исчерпывающие ответы на поставленные вопросы, а тем более на однозначность суждений. Мы не ставили целью расставить акценты, ибо знаем: маниакальная замкнутость на любой гипотезе всегда и всех лишает объективности. Мы говорим о том, что нашли за страницами учебника, о том, что небезынтересно знать. Ведь во все времена справедлива формула: «полуправда – это полуложь». А потому возвращаю вашу мысль в начало нашей дискуссии, к словам А.Поппа: «Знать только часть – опаснейший обман…».
Надеюсь, теперь вы самостоятельно будете черпать новые факты в надежде, что «обнажится дно, испещренное ясными и понятными символами». Но помните! Источник этих знаний очень глубок, и дно его укрыто камнями. Каждый из вас будет теперь докапываться до истины сам.

Дополнительные источники, использованные при подготовке дискуссии, но не упомянутые в тексте

Багоцкий С.В. Почему не наследуются благоприобретенные признаки // Химия и жизнь, 1995. № 4.
Докинз Р. Слепой часовщик // Знание – сила, 1997. № 5.
Жакоб Ф. Игра возможного // Химия и жизнь, 1994. № 4.
Комиссаров Б.Д. Методологические проблемы школьного биологического образования. – М.: Просвещение, 1991.
Красилов В. Эволюция: Дарвин и современность // Знание – сила, 1997. № 2
Красилов В. Сложности жизни // Знание – сила, 1986. № 4.
Лима-де-Фариа А. Отобрали отбор // Химия и жизнь, 1992. № 7.
Чеховская Т. Шанс слабого // Знание – сила, 1982. № 3.


* Под наследуемостью в данном случае имеется в виду не закрепление в генотипе прижизненных изменений, а возможность и вероятность внешнего проявления признака (генетическая предпосылка для чего – мутация – уже имеется – см. далее) в процессе эмбрионального развития, т.е. еще до контакта с внешней средой. – (Прим.ред.)

Рейтинг@Mail.ru