Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №13/2007

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ МАРАФОН 2007

Место теории эволюции в системе знаний о развитии жизни на Земле*

«Круглый стол»

Ведущий: С.Г. Мамонтов, д.м.н, профессор, лауреат Премии Президента РФ в области образования.

Участники: Н.Н. Иорданский, д.б.н., лауреат Премии А.Н. Северцова РАН и Г.Л. Муравник – преподаватель биологии Лицея духовной культуры во имя преп. С.Саровского; учителя биологии общеобразовательных школ.

С.Г. Мамонтов. Мы должны в довольно короткое время очертить несколько вопросов, и фундаментальных, и злободневных, которые сейчас на слуху.
Почему возник вопрос о месте теории эволюции в системе преподавания биологии в школе? По той простой причине, что сейчас во многих странах мира (и у нас в том числе) идет активная пропаганда антиэволюционных воззрений – от ветхозаветных представлений о 6 днях творения и абсолютного следования букве Ветхого Завета до наукообразных, которые выдают себя за так называемый научный креационизм. Слово «научный» не должно обманывать: как сказал один остроумный журналист, это как морская свинка, – она и не морская, и не свинка. Так и научный креационизм. Вся его наука построена главным образом на критике тех пробелов или той недостаточности нашего знания, которое объективно существует. Креацианисты говорят эволюционистам: «Раз вы не можете объяснить всё, то откажитесь от теории эволюции и применяйте теорию божественного творения всего сущего». Особый напор делается при этом именно на биологию и теорию эволюции видов живых организмов, поскольку она отражает развитие жизни на Земле. Это происходит потому, что, во-первых, на гелиоцентрическую систему Коперника не замахнешься, хотя она прямо противоречит библейским текстам, а во-вторых, людям интересно знать о своем происхождении. И здесь научное знание легко может быть подменено ненаучным.
С.Г.МамонтовНо ведь биология – не изолированная наука. В физике, астрономии, геологии и где угодно в науке с XIX в. устоялась идея развития материи. Первоначально ее сформулировал Иммануил Кант еще в XVIII в., когда написал труд «Всеобщая естественная история и теория неба», где рассматривал вопрос о возникновении и развитии Солнечной системы. Затем идея развития проникла во все области знания. Это – объективный процесс, движущим мотивом которого служит логика научного исследования. И мы, работая с детьми, на конкретном предметном материале должны объяснить эту идею развития. Я потрачу несколько минут вашего времени на рассказ о совершенно анекдотичной ситуации, в которую я попал в связи с судебным процессом в Петербурге. Судебный процесс состоялся в связи с тем, что некую школьницу не устраивали определенные эволюционные положения в ее школьном учебнике, одним из авторов которого я являюсь. В своем иске к Министерству образования и науки РФ, которое рекомендовало этот учебник к использованию в школах, школьница заявила об оскорблении ее религиозных чувств изложением теории Ч.Дарвина в учебнике, а ее законный представитель (отец) потребовал изложения концепции божественного происхождения человека как равноправной с другими теориями.
Ну что тут сказать? Теории, основанные на креационизме и разработанные в XVIII–XIX вв., в учебнике, конечно, излагаются (это взгляды К.Линнея, Ж.-Б.Ламарка, Ж.Кювье), но истцы и некоторые православные священнослужители предпочитают этого не замечать. Они хотят, чтобы в учебнике по биологии излагалось содержание Книги Бытия. Для профессионалов-биологов, имеющих специальное образование, будь то школьные учителя или университетские профессора, это совершенно невозможно. Естественные науки имеют дело с объектами материального мира и выявляют причинно-следственные связи между ними. Ученые не могут вдаваться в рассуждения о целях, намерениях и поступках непознаваемого сверхъестественного Высшего Существа.
С середины XIX в. в биологии возникло и начало развиваться новое направление – выявление биологических механизмов видообразования. У истоков этого направления стоял не только Ч.Дарвин, но и А.Уоллес. К ним затем присоединились многие выдающиеся ученые. За 150 лет, прошедших после опубликования «Происхождения видов», наука накопила колоссальный массив данных из разных областей науки, неопровержимо свидетельствующих об эволюции жизни на Земле. Этот вопрос не обсуждается, это просто факт.
На судебном заседании я спрашивал истцов: «Требуя равноценного изложения и научной теории, и теории божественного творения, вы ставите учителя биологии в совершенно невозможное положение. Если он рассказывает, как изменялись различные группы живых организмов в соответствии с изменениями окружающей среды в девоне, карбоне, мезозое и какие процессы при этом происходили, то следом он должен сказать, что это все наука, а на самом деле, как в Ветхом Завете написано, Бог сначала отделил свет от тьмы, а на 4-й день создал Солнце. И школьник должен поверить, слушая учителя, что свет к Солнцу не имеет никакого отношения. Что сначала Бог создал растения, а потом – Солнце. И если ученик эти вопросы задает, то учитель на них ответить не может. Далее, в 1-й и 2-й главах Книги Бытия изложены взаимоисключающие версии создания Богом человека. Как быть? Библия рассказывает, как Бог вылепил человека из глины и вдохнул в него душу. Но глина состоит из окислов алюминия, кремния и различных соединений кремния – силикатов. Если автор учебника или школьный учитель излагает библейский рассказ о сотворении человека как равноправный с эволюционной теорией о происхождении человека, а человек (согласно религиозным представлениям) не изменился со дня творения, то можно каким-то образом объяснить, куда девались алюминий и кремний из его организма?
А знаменитую легенду о Ноевом ковчеге учитель тоже должен объяснить, исходя из текстов Ветхого Завета. Согласно Библии, на Земле после потопа остались только те, кто спасся. А кто попал в Ноев ковчег? И спросит ребенок учителя: «А как 5 млн пар живых организмов он мог туда поместить? Он что, туда китов, акул сажал, путешествовал за кенгуру в Австралию, за белыми медведями в Арктику, за броненосцами в Южную Америку? Как он собрал эти 5 млн организмов (среди них 500 тыс. видов растений). Учитель этого объяснить не может.
Я задал еще один очень примитивный вопрос: «Ведь в результате потопа из всех людей спаслись только Ной и его семья. Значит, они должны были взять с собой и передать потомкам возбудителей всех болезней, которыми болеет человек? Значит, они должны были строить свой ковчег, одновременно болея холерой, чумой, оспой, 3-дневной лихорадкой, 4-дневной лихорадкой, сонной болезнью и т.д. и т.п. до бесконечности? Это тоже тупиковая ситуация, учитель этого не сможет объяснить. Думаю, на все эти вопросы должен отвечать богослов в семинарии, а не учитель средней общеобразовательной школы. Мы, таким образом, можем относиться к Библии только как к памятнику культуры, отражающему миропонимание людей на заре культурной эволюции человечества. Библия – многослойный документ, тексты которого создавались в разное время и в разных местах, несут в себе следы еще более древних верований (шумерской цивилизации) и на границе II–I тысячелетий до н.э. были объединены в одно целое не очень внимательным редактором.
Ответа на свои вопросы я, конечно, не получил. Кроме того, в силу свободы выбора, провозглашенной нашей Конституцией, ученики имеют право принимать либо теорию креационизма, либо научную теорию эволюции.
Как быть со свободой выбора? Выбирать человек может что угодно, для этого есть все возможности. Но у нас светское государство, и хотя нам говорят, что светское – не значит атеистическое, это подмена понятий, потому что светское означает только одно: вся жизнь страны регулируется государством, и образовательный стандарт в том числе (с помощью своих инструментов: министерства и Академии образования, специализированных институтов).
Авторы учебников постоянно общаются с педагогическими коллективами, работники Министерства и из разных городов, работники Академии образования. Я за последние годы десятки раз встречался с учителями образования и науки, от Петербурга до Хабаровска, где мы обсуждали вопросы преподавания в школе в совершенно непринужденной и откровенной обстановке. Это было полезно, и это будет продолжаться, т.к. никакой закрытости в формировании образовательных программ, ни тем более учебников, нет.
Нам говорят: «Какие-то чиновники в Министерстве скрытно составляют эти стандарты». Это неправда. Во-первых, чиновники эти – кандидаты и доктора наук, т.е. профессионалы. Это уже что-то значит. Во-вторых, они сами ничего не пишут. Они могут утвердить в том случае, если образовательное сообщество согласно.
Такова преамбула к вопросу о разных подходах к преподаванию биологии с позиций креационизма и с позиций современной науки.
Я хочу отметить, что за последние годы агрессивность клерикалов резко возросла. Они хотят определять содержание образовательного стандарта и требуют, кроме того, внесения в сетку часов преподавания Закона Божьего, который называют основой православной культуры. Вообще православная культура – это, конечно, колоссальный пласт в культуре мировой цивилизации, его надо знать, но
она не имеет ничего общего с примитивными уроками Закона Божьего. Изучать историю возникновения разных религий человеку необходимо, потому что у разных людей разное миропонимание: в Европе – христианство, в арабском мире – ислам, на Востоке – конфуцианство; кто-то верит в переселение душ. Вводить в сетку часов только уроки православия в нашей многоконфессиональной стране нельзя. Если в классе сидит русский, татарин, калмык и туда придет православный батюшка, то некоторые мальчики и девочки почувствуют себя лишними. Они должны уйти? Вот это обида. Это – создание почвы для межнациональной и межконфессиональной розни. Этого допустить ни в коем случае нельзя. Кроме того, введение в школах обязательных уроков православия прямо противоречит Закону РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях», в котором прямо указано, что никто не может быть принужден к изучению религии.
Я хотел бы привлечь ваше внимание к тому, что самыми активными проповедниками антиэволюционизма – отрицания развития жизни на Земле – являются люди, не имеющие к биологии никакого отношения. Это почему-то кандидаты физико-математических или технических наук, окончившие какие-то металлургические институты. И вот они на эти темы статьи пишут, а биологи молчат, они просто заняты своим делом: изучают отдельные вопросы этой обширной науки, которая называется биологией. Но голос полуграмотных людей звучит очень громко.
После так называемого обезьяньего процесса, который состоялся в 1925 г. в Америке, суды запретили преподавать креационизм, хотя попытки протестантского лобби возникают все время. Тем не менее суд стоит на страже положений Конституции США, согласно которым церковь отделена от государства. А у нас в XXI в. возник судебный процесс о запрещении преподавания научной теории, которая якобы кого-то оскорбляет. Научная теория не персонифиницирована, она не может никого оскорбить сама по себе. Ты можешь с ней не соглашаться – докажи, что она неверна, работай в этом направлении. Но никакого личного оскорбления тут быть не может.
Как современная наука сейчас относится к Дарвину и его вкладу в биологию? Достаточно сказать, что в Англии Дарвин объявлен человеком тысячелетия, а в Стэнфордском университете в США образован международный комитет по празднованию 200-летия со дня его рождения.
Часто противники эволюционных взглядов говорят ученым: «У вас нет эксперимента, вы не можете экспериментально доказать происхождение человека от австралопитека». Но есть много наук, где эксперимент невозможен. Возьмите астрономию, геологию или, наконец, лингвистику, в которых многие процессы изучаются на основе наблюдений и последующего их анализа. Эксперимент не всегда возможен и не всегда необходим.
И, наконец, вопрос, на который очень сложно ответить: «Кто же непосредственный предшественник современного человека?» Попросим ответить на него профессора Иорданского.

Н.Н. Иорданский  и С.Г. Мамонтов

Н.Н. Иорданский. Для ответа на этот вопрос нужна лекция, а не краткое выступление «на круглом столе». И, наверное, было бы интересно не только выслушивать выступления приглашенных специалистов, а побеседовать нам всем вместе.
Вообще говоря, вопрос о происхождении человека не следует отрывать от эволюции организмов в целом. Хотя для воинствующих креационистов эта проблема, вероятно, имеет особенно важное значение – это «последний бастион», сдавать который они ни в коем случае не желают. Происхождение человека, с их позиций, никак нельзя отдавать на рассмотрение биологам.
Для обсуждения этой проблемы мне представляется удобным воспользоваться как своего рода моделью недавно опубликованным учебником С.Ю. Вертьянова «Общая биология», изданным в Троице-Сергиевой лавре, но предназначенным для 10–11-х классов общеобразовательных учеждений (хотя соответствующий гриф министерства отсутствует). Автор этой книги придерживается крайне ортодоксальных религиозных взглядов, истолковывая все ветхозаветные библейские догмы совершенно буквально и категорически отвергая противоречащие им достижения современной науки (кстати, эта книга заслуживает специального обсуждения – она, в сущности, полностью укладывается в проблематику нашей сегодняшней встречи). В этой книге концентрируются основные аргументы, которые обычно ортодоксальные креационисты выдвигают против научного подхода, научной биологии. Но из-за недостатка времени мне придется ограничиться лишь некоторыми вопросами.
Во-первых, между человеком и обезьянами якобы нет переходных форм. Вообще отсутствие переходных форм выдвигается креационистами как один из их излюбленных аргументов против теории эволюции. Якобы нет переходных форм между рыбами и земноводными, между рептилиями и птицами и т.д. Это утверждение связано не столько с отсутствием у сторонников креационизма знаний об ископаемых организмах, сколько с удивительным непониманием ими основных положений современной эволюционной теории. Я полагаю, что любой человек, освоивший хотя бы школьный курс биологии, должен понимать, что идеальных переходных форм не может быть в принципе. Эволюция отнюдь не идет к некоей определенной цели, допустим, от рыб к земноводным и от них к высшим позвоночным или от обезьян к человеку. Эволюционный процесс происходит в связи с изменениями условий существования, под воздействием естественного отбора. А естественный отбор может действовать только, так сказать, «в настоящем времени» и никак не может «предвидеть», что получится в дальнейшем. В ходе эволюции разные системы организма преобразуются разными темпами, поскольку связаны с различными приспособлениями. Поэтому принципиально не может возникнуть «идеальных» переходных форм со средним промежуточным состоянием всех признаков между состояниями предков и потомков. В филогенезе возникают формы организмов с разной степенью продвинутости различных признаков. И такие промежуточные формы хорошо известны палеонтологам – между кистеперыми рыбами и земноводными, между земноводными и пресмыкающимися, между пресмыкающимися и млекопитающими и т.д. Это в полной мере относится и к эволюции приматов, в ходе которой обезьяны сначала приспосабливались к жизни на деревьях. Затем предки человекообразных обезьян вновь перешли к более наземному образу жизни, осваивая переходную зону между лесом и саваннами. Некоторые высшие приматы усовершенствовали использование различных предметов (палки, камни и т.п.) для разных форм своей деятельности (добывание пищи, оборона и нападение). Они обрабатывали эти предметы, лучше приспосабливая их к своим потребностям. Так произошел важнейший переход к трудовой деятельности. И на каждом из этих этапов отбор совершенствовал те или иные конкретные приспособления, которые способствовали выживанию в данных условиях, и связанные с ними особенности поведения и соответствующие структуры организма. Изменялись передние конечности, увеличивались общие размеры тела и объем головного мозга, совершенствовалось двуногое передвижение и т.д. Но все эти процессы происходили в определенной степени самостоятельно и с разной скоростью. Эволюция имеет своего рода мозаичный характер (этот термин был введен Де Биром, английским эмбриологом и анатомом, в 1954 г., а отнюдь не Воронцовым, как почему-то утверждает Вертьянов). Поэтому переходные формы – это просто весь ряд форм, стоящих по совокупности своих признаков между разными группами. И таких форм очень много.
Н.Н. ИорданскийВ эволюции человека антропологи выделяют ряд последовательных стадий: протоантропы (уровень организации австралопитековых), архантропы (питекантропы, синантропы и им подобные), палеоантропы (уровень организации неандертальцев) и, наконец, неоантропы (современные люди). И на каждой из этих стадий прослеживается постепенное развитие различных признаков в направлении состояния, характерного для человека (процесс гоминизации), причем сходное направление этих изменений обнаруживается в нескольких разных филогенетических линиях, существовавших в пределах каждой из этих последовательных эволюционных стадий. Все эти формы постепенно приближают нас к стадии современного человека. И так во всех случаях. Нет никакой идеальной переходной формы, и не может быть. А есть ряды форм, которые показывают, как этот процесс исторически развивался.
Второй круг возражений креационистов – якобы недостаточность реального исторического времени для соответствующих эволюционных изменений. У этого вопроса есть два разных аспекта.
Первый – если проследить все эволюционные изменения организмов, то получается очень сложная картина. По расчетам, эволюция человека, если начинать со стадии типичных архантропов, заняла примерно 0,5–0,7 млн лет (по некоторым новым данным, даже более 2,5 млн лет; если же начинать с протоантропов, – то около 5,5 млн лет). Но этого времени якобы было недостаточно! В расчетах опирались на среднюю частоту возникновения полезных мутаций (очень незначительную), полагая при этом, что основой эволюционного процесса являются малые мутации, не оказывающие значительного воздействия на фенотип организмов. Слишком много должно было произойти таких малых изменений, и все они затем должны были быть интегрированы, сведены в одно гармоническое целое.
Однако эти подсчеты основаны на давно устаревших генетических представлениях начала XX в., позднее получивших ироническое название «генетика мешка с бобами». Согласно этим представлениям, предполагалось, что каждый признак фенотипа контролируется отдельным геном и при мутации этого гена изменяется независимо от всех других. Мутации же, как известно, имеют случайный характер по отношению к внешним условиям, и среди них чрезвычайно мало полезных для организма. Поэтому предлагали такой довод: попробуйте наудачу поковыряться в механизме часов – у вас получатся случайные изменения, аналогичные мутациям. Много ли шансов этим путем добиться улучшений в работе часов?
Но «генетика мешка с бобами» уже давно отвергнута, и хотя современные креационисты почти наверное слышали об этом, они предпочитают делать вид, что этого не знают. На самом деле отбор действует не на отдельные гены и не на отдельные признаки. Эта условность вводится только в генетических экспериментах – там иначе не разберешься. А в естественных условиях в природе отбор действует на весь организм, на его фенотип, на всю совокупность его признаков. В целостном организме существуют разветвленные взаимосвязи признаков на всех уровнях организации, от генотипа до взрослого фенотипа, особенно ярко проявляющиеся в процессах онтогенеза. Сложные морфогенетические системы переплетаются, взаимодействуя друг с другом. Благодаря таким взаимосвязям возникает эффект плейотропии генов, которые влияют на состояние нескольких разных фенотипических признаков, и, с другой стороны, последние обычно контролируются не каким-то одним, а несколькими разными генами. Поэтому отбор определенных фенотипических состояний приводит к изменениям целых комплексов генов, соответствующих морфогенетических систем и всех связанных с ними признаков фенотипа. В результате этого эволюция идет с гораздо более высокой скоростью, чем это следует из расчетов, основанных на постулатах «генетики мешка с бобами». Вот в этом и состоит разгадка относительно высоких темпов эволюции. Изменяются целые системы, а не отдельные их составляющие.
Необходимо системное мышление, представление о том, что организм есть единое целое. Это представление развивали наш замечательный соотечественник Иван Иванович Шмальгаузен и ряд других ученых у нас и за рубежом.
Второй аспект проблемы темпов эволюции – геологический. Поскольку он резко не соответствует библейским представлениям о сотворении мира, то креационистами все научные выводы о длительности существования Земли и продолжительности различных этапов эволюции организмов отвергаются. В частности, отвергаются выводы, основанные на радиоактивных методах геохронологии, дающих достаточно точные сведения о возрасте вулканических горных пород. Конечно, их абсолютный возраст удается установить с некоторым приближением (в среднем допуск составляет около 5%, и абсолютная его величина возрастает в соответствии с увеличением масштабов измеряемых промежутков времени). Скажем, для архейских и протерозойских пород допуски будут в десятки миллионов лет. Они уменьшаются по мере приближения к нашему времени, но все равно допуски, конечно, есть. При этом они всегда на порядки меньше, чем сам характеризуемый промежуток времени. Если говорить о протерозое, там будут сотни миллионов и даже миллиарды лет, так что допуски в десятки миллионов лет выглядят на этом фоне пренебрежимо малыми.
Ископаемые остатки вымерших организмов, населявших Землю в прошедшие геологические эпохи, заключены не в вулканических, а в осадочных породах, в которых обычно нет радиоактивных элементов и продуктов их распада. Однако слои осадочных пород переслаиваются вулканическими породами, как своего рода слоеный пирог. И геологический возраст пород устанавливается по последовательности этих слоев (более молодые располагаются над более древними). Причем в разных областях земного шара эта последовательность разная: где-то утрачены самые древние архейские и протерозойские породы, где-то самые новые или промежуточные слои. И понадобился гигантский труд тысяч ученых-геологов, которые сумели из всего этого конгломерата данных трудом нескольких поколений создать целостную картину геологической истории Земли.
Слои осадочных пород в разных областях земного шара сопоставляются по руководящим ископаемым, т.е. по преобладающим в данном слое видам ископаемых организмов, отчетливо характеризующим соответствующие периоды. Их приблизительный геологический возраст определяется только по последовательности слоев, путем сопоставления с прямыми данными о древности ближайших слоев вулканических пород.
Вертьянов полагает, что данные исторической геологии ненадежны, и предпочитает использовать библейскую хронологию, согласно которой «от сотворения мира» прошло всего около 7 тыс. лет. Возраст древнейших известных на Земле горных пород – гранитов Кольского полуострова – определен радиоактивным методом в 4 млрд лет. Величины совершенно несопоставимые! Они ярко демонстрируют пропасть между позициями научного мировоззрения и пытающегося быть наукообразным креационизма.
Следует, конечно, понимать, что диспут между наукой и религией лишен смысла – невозможно доказать верующему человеку истинность научной картины мира просто потому, что ей противостоит вера, не требующая доказательств и логики. Наука и религия – совершенно разные формы общественного сознания, в сущности, не имеющие обязательных точек соприкосновения. Можно успешно заниматься наукой и быть верующим человеком, что доказывает хотя бы пример великого русского физиолога И.П. Павлова. Люди, испытывающие нравственную потребностть в целостном непротиворечивом мировоззрении, сочетающем веру и положения науки, могут найти компромисс в духе концепции Тейяра де Шардена – при этом, конечно, необходимо допустить возможность небуквального, в определенной степени метафорического, понимания некоторых положений библейского Ветхого Завета, как это практиковалось, например, в рамках так называемого теистического эволюционизма.
Однако попыткам представителей воинствующего вульгарного креационизма, совершенно буквально истолковывающих ветхозаветные догмы и пытающихся противостоять науке «на ее поле», можно и должно давать отпор, разоблачая их научную несостоятельность. Полагаю, что ученики, наделенные здравым смыслом и пытливым умом, сумеют сделать правильный выбор.

Г.Л. МуравникГ.Л. Муравник. Я выпускница МГУ, генетик, но последние 14 лет преподавала в гимназиях, школах. Моя авторская программа «Введение в христианское естествознание» – это попытка взглянуть на современные проблемы естествознания, такие как происхождение жизни, проблемы эволюции и происхождение человека, глазами верующего, глазами христианина. При этом ни от чего не надо отказываться.

Вопрос из зала. Как произошел человек с вашей точки зрения?

Г.Л. Муравник. На мой взгляд, человек долго эволюционировал. Все находки реально существуют, это не фальсификация, как считают креационисты. Апостол Павел говорит, что тело человека – это храм Святого Духа. Этот храм выстраивался, оттачивался резцами эволюции. И когда этот храм был готов (шла гоминизация, увеличение объема мозга), он должен был принять величайший дар – дар Духа Святого. И это то, что сделало человека подлинным человеком.

Вопрос из зала. Это было сделано для всех людей сразу или только для одного?

Г.Л. Муравник. Я придерживаюсь точки зрения Тейяра де Шардена и думаю, что это уникальное событие, которое не имеет аналогов так же, как и происхождение жизни. Как это происходило, как этот дар Духа был дан, описано простыми словами, но это не значит, что мы должны понимать их буквально: взял кусок глины, слепил; потому что на самом деле на этом строится очень сложное богословие.

Реплика из зала. Когда господь Бог создавал человека, не было богословия. Вы объясните без богословия.

Г.Л. Муравник. Я считаю вдыхание Духа уникальным событием. Методами палеогенетики было показано, что все многообразие материнских линий в популяциях человека сводится к одной молекуле митохондриальной ДНК, а мужских – к одному варианту Y-хромосомы. Это не означает, что кроме них ничего не было. Эти данные генетики, истолкованные в традициях христианского богословия, не вносят никакого противоречия в то, о чем говорит наука, и о чем – священное писание.

Вопрос из зала.

– Геккель был известный подтасовщик: подрисовал жабры зародышу млекопитающих – из-за этого страдает весь биогенетический закон.

– Радиоуглеродный метод может давать разные результаты при изменении внешних условий, значит вся наша система, предполагающая миллиарды лет, может подвергнуться сомнениям?

– Гипотеза происхождения человека недоказуема научным методом, поскольку эксперименты в этой области невозможны.

Эти вопросы нам задают умные ученики. Как отвечать на эти вопросы с точки зрения биологии?

С.Г. Мамонтов. Откуда Вы взяли информацию, что Геккель подрисовывал жабры зародышу?

Участник «круглого стола», задавший вопрос. Если Вы помните формулировку первого биогенетического закона до 1909 г., он говорил, что формы повторяются, а не зародыши. Геккель бы гениальным художником, он рисовал великолепные картины, которые выставляются в Берлинском музее антропологии. И там видно, что его рисунки противоречат тому, что мы сейчас видим на фотографиях. И с западной точки зрения Геккель является подтасовщиком.

С.Г. Мамонтов. Геккель полагал, что в онтогенезе высших позвоночных повторяются признаки взрослых предков. После разработки А.Н. Северцовым теории филэмбриогенезов все стало на свое место. Ошибка в интепретации данных не есть подтасовка. И биогенетический закон основан не только на жаберных дугах. Примеры его справедливости, в том числе современные, многочисленны. У человека остатком жаберных дуг являются слуховые косточки. И этот закон остается одним из основных законов биологии.

Г.Л. Муравник. В определенных подрисовках Геккель публично признался в 1911 г. Существует много работ немецких эмбриологов, например «дело о трех клише», где его прижали к стенке. Я читала в газете «Фольксцайтунг», что действительно большая часть рисунков подделана.

Вопрос из зала. Кольцов написал синтетическую теорию эволюции, но прошло уже 20 с лишним лет. Это можно давать ученикам в неизменном виде или что-то надо добавить, а что-то убрать?

Н.Н. Иорданский. Синтетическую теорию эволюции «написал» вовсе не Кольцов; она сложилась в 30-е гг. XX в. в результате интеграции дарвинизма и генетики трудами многих ученых, среди которых были Р.Фишер, С.Райт, С.С. Четвериков, Н.П. Дубинин, Д.Холдейн, Э.Майр, Д.Хаксли и многие другие. Что же касается Геккеля, то, по моему мнению, вся шумиха, связанная с его именем, – из таких книжечек, как «учебник» Вертьянова. Да, известно, что Геккель был человек увлекающийся, даже Дарвин говорил: «Лучше бы он любил меня поменьше». Так что некоторые его высказывания и действия были неудачными, и он в какой-то мере дискредитировал дело, за которое брался. Но при всем этом Геккель, без всякого сомнения, был выдающимся ученым и внес большой вклад в науку. Все эти так называемые подтасовки абсолютно ничего не меняют в смысле самого биогенетического закона. И, кстати, зачатки жаберных щелей у зародыша человека имеются, и иногда они, к сожалению, могут сохраниться во взрослом состоянии, тогда возникает патология, называемая «шейной фистулой». Конечно, стремление Геккеля сделать все более убедительным не оправдывает его подрисовок, но это нисколько не меняет сути дела.
О радиоактивном методе определения возраста вулканических пород я уже говорил. Имеются допуски степени точности, соответствующие тому промежутку времени, который анализируется. Если эти допуски на порядок или несколько порядков меньше всего оцениваемого периода времени, ими можно пренебречь. Скорость радиоактивного распада – величина постоянная в рамках условий, существующих и существовавших на Земле за время существования жизни.
Об эксперименте уже говорилось. Все дело в анализе наблюдений. Вот, например, упомянутым эмбриологическим фактам (развитие жаберных щелей и жаберных дуг в онтогенезе человека) можно дать разные интерпретации. Наиболее логичная, простая и правдоподобная – биогенетический закон (конечно, в современной его интерпретации, соответствующей теории филэмбриогенезов А.Н. Северцова). Если вам больше нравятся теологические объяснения – пожалуйста, блажен, кто верует. О положениях синтетической теории эволюции необходимо говорить отдельно.

Вопрос из зала. Как бы мы ни относились к Церкви... Она, конечно, косна в своих взглядах, но все ее служители очень хорошие риторы и говорят очень убедительно. Не могли бы вы порекомендовать литературу, чтобы мы, учителя, тоже неплохие риторы, могли, опираясь на эти данные, опровергать высказывания Церкви. Потому что часто встаешь в тупик, и не хватает фактов, чтобы отстоять свою точку зрения, хотя знания есть.

Н.Н. Иорданский. Могу порекомендовать такие учебники, как классические «Проблемы дарвинизма» Шмальгаузена, более современные – «Краткий очерк теории эволюции» Тимофеева-Ресовского с соавторами, «Популяции, виды и эволюция» Майра, «Эволюция организмов» Гранта, «Эмбрионы, гены и эволюция» Рэффа и Кофмена, «Проблемы антропогенеза» Рогинского, «Происхождение жизни» Руттена, «История Земли» Монина. Недавно вышла моя книга «Эволюция жизни»; в ней, кстати, рассмотрены и теория эволюции, и развитие жизни на Земле, о котором мы много говорили сегодня.

Вопрос из зала. Расскажите, как объяснять детям, как именно происходили изменения в процессе эволюции, например увеличение массы мозга или увеличение длины шеи у жирафа.

С.Г. Мамонтов. Вот совсем недавно ученые поставили эксперимент, чтобы узнать, как меняется морфология под воздействием внешних факторов. На маленький островок, где обитали маленькие ящерицы, выпустили хищных ящериц. Экспериментаторы предположили, что при выживании преимущество будет у тех ящериц, у которых задние ноги уже сейчас длиннее. Прошло несколько поколений, ноги действительно стали длиннее. Потом, это опять-таки было предположено заранее, наиболее рациональный путь для потенциальных жертв – не убегать, а залезать на деревья, куда хищники добраться бы не могли. Они действительно забрались на деревья, и их конечности приобрели прежнюю величину. На соседних островах, куда хищников не запускали, ничего не менялось в течение всего периода наблюдений. Вот один из экспериментов, которых можно привести достаточно много.


* Сокращенная стенограмма выступлений

 

Рейтинг@Mail.ru