Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №15/2005
Лен-долгунец в России

БОТАНИКА

Г.А. ФЕДОСОВА

Лен-долгунец в России

Еще в глубокой древности внимание человека привлекло тонкое стройное растение, сгибающееся при ветре до самой земли и снова выпрямляющееся. Это – лен. Его легко было вырвать из земли с корнем, но трудно разорвать. Что придавало крепость и удивительную упругость его тоненькому стеблю? Оказывается, у льна зеленый луб коры, как у липы, очень крепкий. Поперек стебель трудно разорвать, тогда как вдоль, легко разделить на тонкие нити. Лен – наиболее древнее после пшеницы культурное растение.

Лен-долгунец – однолетнее травянистое растение из семейства льновых.

Стебель прядильного льна (лен-долгунец) до 1,5 м высоты, тонкий, в верхней части слабо разветвлен. В стеблях льна содержится до 20% волокна, которое состоит из отдельных лубяных клеток, называемых элементарными волоконцами. Они склеены пектином в лубяные пучки. Волокна высвобождают предварительным частичным разрушением склеивающего вещества в процессе приготовления тресты с помощью микроорганизмов, вызывающих мацерацию (пектиновое брожение).

Корневая система льна стержневая, слабая. Главный корень проникает в глубину до 0,6–0,7 м, ветвится слабо. Из-за слабого развития корневой системы лен-долгунец очень требователен к содержанию в почве питательных веществ, поэтому поля под него удобряли навозом. Культура хорошо удавалась на дерново-подзолистых, черноземных и суглинистых почвах. Наибольшая потребность льна во влаге – в первый период вегетации до цветения. Семена начинают прорастать при +3–5 °С. Всходы безболезненно переносят температуры до 3,5–4 °С.

Листья мелкие, многочисленные, линейные или линейно-ланцетные, сидячие, с восковым налетом. На концах разветвлений стебля формируются бутоны. Цветки диаметром 1,5–2,4 см, голубые, белые, реже розовые или фиолетовые. Чашечка и венчик пятилепестные; пестик пятистолбчатый, тычинок пять. Лен – факультативный самоопылитель.

Плод – пятигнездная коробочка с 6–8 семенами яйцевидной формы со слабо искривленным носиком, бронзовой, оливковой или темно-коричневой окраски, с гладкой блестящей поверхностью.

До сих пор точно не установлено место, где впервые зародилось льносеяние. Как культуру лен начали возделывать еще в эпоху неолита (VII–III вв. до н.э.). Образцы льняных тканей найдены при раскопках древнего поселения, построенного на сваях на одном из швейцарских озер. Во время пожара поселение сгорело, и его остатки были погребены на дне озера. В этих необычных условиях образцы льняных тканей сохранились до наших дней.

Наибольшего расцвета льноводство достигло в Древнем Египте (IV в. до н.э.) По фрескам III в. до н.э., рисункам на греческих вазах 500-х гг. до н.э. видно, как обрабатывали лен: его дергали руками, стлали, сушили, мяли, трепали, чесали и вручную пряли с помощью висящего на нити веретена. Уже тогда умели изготовлять тончайшие льняные ткани высокого качества. Легкие, почти прозрачные, они ценились на вес золота. До сих пор остается неразгаданным секрет их изготовления. Лен пользовался особым почетом как символ света, чистоты и верности. Верховные жрецы Египта имели право входить в храм только в одежде из льняных тканей, в такие ткани оборачивали мумии фараонов. Внутри гробниц ставились сосуды с семенами этого растения.

Египтяне вели широкую торговлю льном и изделиями из него с другими странами – Индией, Персией и позже Грецией и Римом. Полагают, что эти страны заимствовали из Египта и культивирование льна. Основное развитие льняного промысла в Риме приходится на II–I вв. до н.э.

Геродот, упоминая о дарах, принесенных одним из фараонов храму Афины Родосской, писал, что наиболее ценным подарком была льняная ткань, каждая нить которой состояла из 360 волокон.

От римлян льноводство переняли кельты – древние жители Европы, а от греков – славяне. Упоминание о льне встречается в Библии. Но большинство находок свидетельствует о возделывании льна в I тысячелетии до н.э. Судя по ним, лен уже культивировался по всей Европе, широко вошел в быт людей, населяющих Азию и Африку.

Намного позднее льняное производство возникло в Италии и Испании, а затем во Франции, Бельгии, Голландии и Фландрии. В V–VI вв. льноводство начало развиваться в Англии и Германии. Знали лен народы Малой Азии. Они из него изготавливали грубые ткани. Культивировался лен в Колхиде, на плодородных землях по берегам реки Фазис. Колхида платила льном дань туркам. Льноволокно, тонкая пряжа и тончайшие ткани через черноморские колонии Рима попадали в Европу. Несомненно, главной целью похода аргонавтов в Колхиду было похищение хранительницы секрета изготовления золотого руна, а вернее тончайшей льняной пряжи.

Следы льняных тканых изделий находили в раскопках в Абхазии, относящихся ко II тысячелетию до н.э. Скифы, проживающие на Днепре и Днестре, наряду с хлебом, чечевицей, луком и чесноком выращивали лен и коноплю и выделывали из них отличное полотно. Это подтвердили и археологические раскопки поселений в Приднепровье, относящиеся к VI в. до н.э. Известно, что уже в те времена льноводством занимались жители современной Литвы.

В VIII в. лен был завезен на Верхневолжские равнины Руси. В Новгородском княжестве развивалось и процветало льноводство.

О том, насколько было развито возделывание льна в Киевской Руси, можно судить по следующему историческому факту. Князь Олег совершил военный поход в Царьград (Константинополь) на двух тысячах судов, оснащенных льняными парусами. Из древнерусских летописей Нестора XI в. известно, что монахи Киево-Печерского монастыря сами пряли лен, ткали из него полотно и шили себе белье. Из более плотных тканей шили шатры для войск, знамена, паруса, покрывала, верхнюю одежду. В монастырях и в церквах для лампад использовалось льняное масло.

В X–XIII вв. лен повсеместно распространился на Руси. Новгород уже в XII столетии отправлял в Европу значительное количество льна и пеньки на ганзейских кораблях. В Новгородской губернии производилось значительное количество льна, а сам Новгород был главным пунктом, куда привозился лучший лен из других губерний. Он продавался связками и был двух сортов, из которых высший сорт, называвшийся белым льном, был длиннее и чище низшего. Новгородский лен особенно славился между иностранными купцами.

В XIII–XIV вв. Новгород и Псков стали основными центрами производства льна. Плоды трудов российских крестьян – лен-сырец, рубахи, сарафаны скупались купцами из Фландрии, Германии, Византии.

Церковь, используя большую приверженность народа к этому растению, даже ввела особые праздники – день Олены-льняницы (3 июня по новому стилю), к которому в то время приурочивали посев льна, и праздник Параскевы-льняницы, отмечавшийся 28 октября (10 ноября по новому стилю), когда женщины приступали к прядению и ткачеству.

Исстари лучшими в мире считались льны, выращенные в Тверской, Костромской, Новгородской, Ярославской, Архангельской губерниях, а полотно приносило царской казне громадные доходы, так как высоко ценилось за рубежом и в больших количествах обменивалось на «заморские сукна и материалы».

Расцвет льноводства в XII–XIV в. в северных районах нашей страны во многом объясняется биологической особенностью растения. Наиболее длинные и прочные волокна образуются у долгунца в условиях нежаркого, достаточно влажного и с обильными росами лета. Раньше на Тверской земле бытовало выражение «Голубоглазый красавец лишь при седых старцах хорош!» Голубоглазый красавец – это лен в цвету, а седые старцы – болота с густыми туманами и низинные луга, леса и перелески, что окрест льняных полей.

Переработка льна

Переработка льна

Основными производителями и переработчиками льна были тогда малоземельные крестьяне. Для них эта культура была главным источником поступления денежных средств. «Лен – кормилец, льном только и живем, льном налоги платим, свадьбы и праздники справляем», – говорили в народе.

Крестьяне верили в приметы. Если 12 (25) марта утром появлялся туман, то считалось, что год будет урожайным на лен и коноплю. А чтобы примета сбывалась, разбрасывали по двору несколько горстей льняных и конопляных семян птицам на угощение.

На Масленицу молодежь каталась с гор не просто для удовольствия – так велел обычай. Люди верили, что чем дольше будет спуск с горы, тем выше поднимутся на полях посевы льна, и лен будет долгим.

Лен сеяли преимущественно для волокна и меньше для семян. Нижегородцы советовали: «Ярицу, лен, гречиху, ячмень и позднюю пшеницу сей с Оленина дня (21 мая/3 июня)». Когда шли сеять лен, надевали новую льняную рубаху. В Московской губернии сеяли лен без порток или вовсе голыми. В рязанских деревнях был широко распространен другой обычай. Засевальщик льна, прежде чем бросить горсть семян, съедал яйцо на пашне, чтобы лен уродился долгим и ровным.

19 июня, в праздник Иллариона начинали полоть лен. Было замечено, что в июле лен открывает свои голубые цветки в 7 часов утра. «Цвет-цветочек, в сырую землю вошел, синюю шапочку нашел». В начале сентября (5 сентября) семена льна поспевали? и тогда о льне говорили: «Сам лубяной, головка масляная, ножки глиняные».

С Ильина дня начинали теребить лен вручную, связывали в небольшие снопы, головки обрезали косами и вешали на островья. На ниве оставляли последний пучок льна. По древним верованиям считалось, что этот пучок хранит силу со всего жнивья. По традиции его посвящали Богу, Николаю-угоднику, Христу, Илье-пророку, с тем чтобы на следующий год нива не оскудела и был урожай.

После теребления лен замачивали в специально выкопанных «мочилах» или других водоемах, прижимая его при этом каменьями. Мочили от 7 дней до месяца. Затем расстилали по ровным покосным местам, несколько раз переворачивали, а через 2–4 недели собирали, связывали в снопы и сушили на гумне во «рью». Мочка и расстил были очень важными и ответственными операциями, во многом влияющими на конечный результат работы. Это нашло свое выражение в пословицах и поговорках. «Лен родится дважды – на поле и на стлище» или еще более решительно: «Не земля родит лен, а мочило». Недолежавшие и недомоченные стебли, как и перележавшие и перемоченные, давали волокно низкого качества. Нужен был большой навык, чтобы определить срок вылежки или вымочки. Для этого брали пробу: стебель надламывали в комлевой части и снимали слой волокна. Сухой лен мяли ручными льномялками и трепали ручными трепалками.

Мялка – ручное приспособление, с помощью которого ломают и мнут льняные стебли, чтобы затем легче отделить волокна от внешней оболочки – костры. «Стоит Арина – рот до ушей» – пословица о мялке.

Трепало – деревянное орудие, которое имеет вид лопасти или широкого ножа. Нарядные трепала украшались резным орнаментом и считались хорошим подарком от жениха невесте. «Сделай, миленький, трепало, чтобы сердце припадало, – поется в одной старинной частушке. – В середине вырежь круг, вековечный будешь друг». Трепать – бить, теребить лен, очищать волокнистый внутренний слой стебля от костры. Работы эти начинались 14 сентября, со дня Семена-летопроводца. Изготовление конных и ручных льномялок было одним из главных промыслов и ремесленных занятий крестьянского населения. Средний выход волокна составлял 3–4, высокий – 8–10 ц/га.

Как правило, лен продавался чисто и хорошо обработанным. А это был тяжелый и трудоемкий процесс. На возделывание одной десятины льна требовалось 26 дней чисто земледельческих и 77 дней на получение волокна из соломки. Производство льняных изделий издавна было одним из основных занятий русского населения. Веретена, прялки и громоздкий деревянный ткацкий станок были обязательной принадлежностью каждой крестьянской избы в Древней Руси.

В долгие зимние вечера женщины пряли – скручивали в нить волокна кудели на веретенах или прялках. Получив достаточное количество ниток, ткали. На ручном ткацком станке, который назывался кросна, из-под рук мастериц выходили изумительные холсты.

В старину, расстилая на своих полосах вытканный Постом холст, приговаривали: «Матушка-весна! Одевайся в нову-новину, дай нам ржи, дай долгого льну».

Волокна льна – самые прочные из натуральных волокон. По крепости они превосходят шерстяные и хлопковые, лучше противостоят гниению. Обладают очень важными гигиеническими и лечебными свойствами большой воздухо- и теплопроводностью. Изделия из льна не деформируются, отличаются высокой износоустойчивостью, быстро впитывают влагу, имеют чудесный и неповторимый блеск, даже при многократных стирках не теряют свой первоначальный вид.

Торговали же ими только князья, бояре, духовенство да иностранные купцы. В Псковских летописях 1636 г. было сказано: «Запрещено псковичам самим торговать льном, а велено отдавать оный на Государя с установленною за то из казны платою».

В XVII в. вывозилось за границу ежегодно до 30 000 аршин русского холста. В 20-х гг. XVII в. в Москве в Кадашевской слободе и Хамовниках начинается прядение и ткачество исключительно из льна, тогда как хлопчатобумажное полотно изготовлялось в небольшом количестве для скатертей. Все главные работы по изготовлению «белой казны» производились в особом хамовном дворе. Это было большое двухэтажное каменное строение, окруженное каменной оградой. Рядом был устроен беленый двор для беления полотна. Кадашевская слобода вместе с Хамовниками и ярославскими ткацкими селами состояла в ведомстве небольшого Постельного приказа, созданного специально для обслуживания хозяйственных нужд царицы. Основных видов продукции насчитывалось десять: полотна основные, двойные, тройные, тверские (низкого качества), скатерти, шитые убрусы, утиральники. платки и др. Скатерти «выбирались» красивыми узорами, которых насчитывалось до 20 видов. Платки и полотенца из тончайшего полотна вышивались в пяльцах белью, шелком, серебром и золотом.

Кадашевцы были крупными торговцами, делавшими большие обороты не только в Москве, но и в Астрахани, Чебоксарах, Новгороде, Ярославле. В слободе жила «приказная» боярыня, наблюдавшая за производством. Белая казна постоянно требовалась во дворец на нужды царской семьи для изготовления постельного, носильного и «столового» белья или для благочестивого дарения монастырям, убогим домам, даже для «потешных жгутиков» царевичам.

Создаваемый Петром I русский флот нуждался в больших поставках парусных и других специальных тканей. Это существенно стимулировало развитие льноводства в России. В изданном в то время Указе об увеличении льняного и пенькового промысла говорилось: «…кто сеял четверть льна, тот бы прибавил четверик, ежели возможно и больше, а где тому необыкновенны, как лен и пеньку учреждать, дабы обучили крестьян, и о том объявлять народу, что оный прибавок к севу повелено иметь для всенародной пользы и им поживления». А для развития отечественного маслобойного производства предписывалось: «Семени льняного к морским пристаням для продажи отнюдь не возить, а чтоб привозили масло». После окончания войны со Швецией Петр прислал в Ярославль шведов, умевших искусно ткать из волокна широкие полотна. Русские быстро овладели этим мастерством.

В пожалованном Петром I князю А.Д. Меншикову в 1707 г. царском селе Пахрино (ныне территория Государственного исторического заповедника «Горки Ленинские») вместе с Домодедовской и Ермолинской волостями была поставлена ткацкая светлица, где ткали холст и изготовляли салфетки.

Тогда же граф Ягужинский задумал открыть в Велье, исконно льняном крае, льняную фабрику. Он уже имел в своих имениях других губерний полотняные и шелкоткацкие мануфактуры, но надеялся увеличить доходы. В 1728 г. после ссылки опального князя А.Д. Меншикова в Березов Ягужинский по указу Петра II возглавил ведомство Конюшенного приказа, и с Пахринской полотняной фабрики брал в большом количестве для своего дома и дарения холст и салфетки.

В 1718 г. Указом от 8 генваря «новгородским и псковским купцам дана была свобода возить свои товары к С.-Петербургскому порту, а от обязанности возить оные к Архангельскому по причине дальнего пути они освобождены». Тогда же был «разрешен и отпуск за море льняного и конопляного семени; а для поправления торговли города Нарвы повелено из Новгорода и Пскова и прочих смежных с оными городов лен, пеньку и юфть возить в Нарву».

Во второй половине XVIII в. многие помещики стали заводить в своих вотчинах промышленные предприятия – льняные, лесопильные, полотняные. Разведением льна и ткачеством полотен известны были Московская и Владимирская губернии, окрестности Ярославля, Валдая, Каргополя, некоторые места на Северной Двине и Ваге. В Московской губернии лен сеяли в селе Бородино, расположенном на Новой Смоленской дороге. Крестьяне занимались хлебопашеством: возделывали озимую рожь, яровой ячмень, овес, пшеницу-ледянку, лен, коноплю и гречиху, а также извозом. Женщины кроме полевых работ занимались прядением льна и шерсти, ткачеством и вязанием «для своего употребления».

Не только лен и пенька в сыром виде, но и холсты и полотна, приготовлявшиеся в России, издавна составляли предмет заграничной торговли. Но после смерти Петра I в развитии ткацкого дела в России наступил почти столетний застой: волокно в больших количествах вывозилось за границу, а оттуда завозилось готовое полотно. Крестьяне ткали льняное полотно только для внутренних потребностей. Лишь в 1822 г. правительство ввело «охранительный тариф», по которому иностранные ткани стали облагаться высокой пошлиной. Однако ситуация мало изменилась. Для нового подъема отечественной льняной промышленности для предпринимателей были установлены особые поощрения. Правительство в 1846 г. издало Указ, в котором говорилось: «Те лица, которые первые заведут в России льнопрядильни, получают право торговли по Первой гильдии без платежа податей в течение 10 лет; сверх того безвозмездно получают в казенных дачах место для устройства льнопрядильни и лес, нужный для постройки».

Льнотеребилка

Льнотеребилка

Льнообрабатывающий агрегат

Льнообрабатывающий агрегат

Изобретение машинного прядения в начале XIX в. послужило толчком к стремительному развитию льнопроизводства. Общее число мануфактур составляло 190, и они, наряду с грубыми, вырабатывали и тонкие ткани для белья и одежды. На них было занято 27 000 человек, т.е. 16% всей численности рабочих в России. Общий оборот по торговле льном составлял 6 300 000 рублей в год.

В 1830 г. под Варшавой (часть современной Польши с Варшавой входила тогда в состав Российской империи) французский инженер Филипп Анри Жерар основал первую в мире механическую льнопрядильную фабрику, из которой впоследствии выросла знаменитая Жерардовская мануфактура. Из России за границу в 1857 г. было вывезено 4 610 067 пудов льна. Самая значительная торговля льном производилась в Костроме; за границу он шел главным образом через Ригу.

Но по производству пряжи Россию опередила Англия, где уже в 1846 г. было до 1 млн веретен. Спрос на сырье там необычайно возрос, и Россия стала основным поставщиком льноволокна в Великобританию. Увеличивался его вывоз и в другие европейские страны. Волокно должно было быть крепким, тонким, мягким и маслянистым. Площади посева льна в России неуклонно увеличивались, однако при этом не соблюдалась даже простейшая агротехника: под лен распахивались луга и пастбища, часто сеяли его много лет на одном месте, истощая почву.

Продолжение следует

 

Рейтинг@Mail.ru