Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №19/2004

ЗООЛОГИЯ

И.Г. МЕЩЕРСКИЙ, Н.Ю. ФЕОКТИСТОВА

Еще раз о гомосексуальности

Шимпанзе

Шимпанзе

Отношение к гомосексуализму в обществе неоднозначно. Кто-то предлагает считать гомосексуальные стремления (до тех пор, пока они не связаны с насилием) сугубо личным делом каждого, вопросом, в который общество не должно вмешиваться. У других гомосексуальные связи вызывают активное неприятие и желание «запретить» их или даже объявить преступными. Третьи, ратуя за «свободу» и «толерантность», пытаются не только «оправдать» гомосексуализм, но и чуть ли не пропагандировать его. Однако во всех этих, столь разных, подходах присутствует один общий момент – преступление или болезнь, дурная привычка или невинная шалость, грех или доступная немногим утонченность – гомосексуальные отношения в любом случае признаются чем-то выбивающимся из общего ряда, «отклонением от нормы».

Самый распространенный аргумент при этом – гомосексуализм противоречит законам природы, он отрицает саму идею взаимоотношений между полами – продолжение рода. И хотя осуждение половых связей, не имеющих целью зачатие, зачастую присутствует и в культурных, и в религиозных традициях и в предписаниях разных народов, использование этого аргумента обычно переводит споры о гомосексуализме в «биологическую плоскость».

Достаточно распространенное утверждение – «противоестественные» гомосексуальные отношения свойственны только человеку и отсутствуют в животном мире. Это, однако, противоречит даже тому, что мы иногда можем наблюдать, так сказать на бытовом уровне у домашних животных или у животных в зоопарке. Всего же к настоящему времени элементы гомосексуального поведения отмечены более чем для 450 видов животных – от млекопитающих до беспозвоночных.

Сторонник «биологической критики» гомосексуализма может возразить, что зоопарк, ферма или город – условия сами по себе неестественные для животных. Измененная среда обитания, не находящая адекватного отражения в схеме определяющих половое поведение инстинктов, а то и простое отсутствие партнера противоположного пола – вот что приводит к подобным «сбоям». В природе же ничего подобного не наблюдается.

Пара самок сумчатых тигровых кошек

Пара самок сумчатых тигровых кошек

И это неверно. Проявления гомосексуального поведения неоднократно наблюдались и у диких животных разных систематических групп. Но если так, значит гомосексуализм естествен, а может в чем-то и адаптивен?

Такие утверждения – тоже не редкость. Еще в 1933 г. известный сексолог Хавлок Эллис (Havelock Ellis) в своей книге «Физиология секса» писал: «Естественный характер гомосексуальности подтверждается ее широкой распространенностью в животном мире. Гомосексуализм обычен у различных млекопитающих и, как можно было ожидать, особенно часто встречается у приматов, наиболее близких к человеку».

То, что гомосексуализм чаще отмечается в условиях неволи – тоже вполне объяснимо. Просто в зоопарках за животными легче наблюдать, тогда как проявления гомосексуальных отношений в природе часто проходят незамеченными.

Наблюдения последних лет дают еще больше «оснований» для подобных утверждений. Вот ряд примеров, приводимых австралийскими исследователями, авторами статьи о гомосексуальных отношениях в животном мире, материалы которой легли в основу этой публикации.*

Коала

Коала

В пределах Австралии и Новой Зеландии гомосексуальное поведение отмечено по крайней мере для 25 видов млекопитающих и 45 видов птиц. Самцы прытких валлаби в неволе активно ухаживают друг за другом, а у рыже-серых валлаби и больших крысиных кенгуру гомосексуальное поведение отмечено для самок. Попытки или имитация спаривания наблюдаются у самок коала. Устойчивые спаривающиеся гомосексуальные пары образуют самцы дельфинов-афалин, сохраняющих верность друг другу несмотря на присутствие самок.

Еще лучше изучено гомосексуальное поведение у птиц. Взрослые самцы птицы-лиры в природе часто поют свои песни и танцуют в присутствии не самок, а молодых самцов. Причем присутствие молодежи провоцирует у них исполнение ритуала ухаживания в 90% случаев. У якан в природе ухаживать за представителями своего пола могут как самцы, так и самки. Эти контакты включают ритуальные позы ухаживания, прекопуляторное поведение и попытки копуляций. У розовых какаду как в неволе, так и в природе и самцы, и самки могут образовывать устойчивые гомосексуальные пары. Партнеры держатся вместе, несмотря на изменения в составе и структуре их стай, а если один из партнеров погибает, другой ищет себе новую пару опять же среди представителей своего пола.

Самцы пингвинов Адели в природе могут образовывать спаривающиеся пары, партнеры в которых периодически меняются ролями. Спариваются друг с другом в естественных условиях и самцы египетской цапли, но в их парах смены ролей обычно не происходит.

Самки одного из афро-австралийских видов чаек могут образовывать пары, совместно строить гнездо и сообща откладывать туда яйца – в итоге кладка получается вдвое большего, чем обычно, размера. Неясно, правда, являются ли эти яйца оплодотворенными, т.е. спаривались ли эти самки предварительно обычным образом.

Пара черных лебедей

Пара черных лебедей

Примеры родительского поведения, проявляемого гомосексуальными парами, известны для черных лебедей. Около 5% самцов этого вида как в условиях неволи, так и в природе формируют устойчивые однополые пары. Птицы проявляют по отношению к другу все характерные для лебедей элементы ухаживания и спариваются. Порой такие пары могут сохраняться на протяжении многих лет. Иногда один из самцов обращает свое внимание на какую-нибудь самку, некоторое время ухаживает за ней и ждет, когда она отложит яйца. А после этого прогоняет ее с гнезда и начинает высиживать кладку на пару со своим постоянным партнером. А бывает, что пара самцов просто отбивает чужое гнездо с отложенными яйцами. Потом лебеди сообща выхаживают вылупившихся птенцов, причем делают это с большим успехом, поскольку подобные самцовые пары отличаются повышенной агрессивностью и удерживают за собой большие по размерам участки кормовой территории.

Самец черного лебедя с птенцами

Самец черного лебедя с птенцами

У многих видов птиц, отмечают авторы статьи в Nature Australia, половой диморфизм практически не выражен, и потому можно ожидать, что подобные гомосексуальные пары образуются гораздо чаще – мы просто не можем этого определить. Действительно, эта проблема знакома сотрудникам зоопарков – иногда только определение пола на уровне хромосом позволяет установить истинную причину бесплодия внешне вполне благополучных пар пернатых.

Так что же, пора считать гомосексуализм «естественной нормой»? Подобный подход, однако, будет столь же примитивен и безграмотен, сколь и упорное отрицание возможности гомосексуального поведения у животных или попытки выдать его за индивидуальные отклонения, патологию.

Наблюдая за теми или иными формами отношений между двумя особями одного пола у животных, мы невольно оцениваем их с человеческих позиций, забывая, что обезьянами, дельфинами или попугаями могут двигать совершенно другие мотивы.

Наиболее известными являются такие возможные объяснения, как имеющие характер тренировок игры молодых животных, замещающая активность низкоранговых особей, отстраненных от размножения в группах со сложной социальной организацией, и, наконец, само подтверждение статуса особи в таких группах. В ряде случаев, как, например, при образовании долговременных гомосексуальных пар у лебедей, такие объяснения кажутся неподходящими. Тем не менее мы слишком мало знаем о причинах, побуждающих животных на те или иные действия. Простое перенесение наших собственных представлений о гомосексуализме, как и вообще о половом поведении, на другие виды (и наоборот) лишено смысла.

Кенгуру

Кенгуру

Когда мы наблюдаем те или иные элементы ухаживания, совместной жизни, добычи корма, строительства убежищ или родительского поведения у двух особей разных полов, мы обычно расцениваем их как проявление полового поведения. Однако даже спаривание, как уже говорилось, может иметь и другие функции – поддержания отношений доминирования–подчинения. Тем более непросто правильно интерпретировать проявление подобных элементов в отношениях между животными одного пола. Достаточно показательны в этом плане отношения в группах карликовых шимпанзе, о которых в свое время рассказывалось и на страницах нашей газеты. Половина всех сексуальных контактов у этих приматов приходится на особей своего пола. Но половые контакты у карликовых шимпанзе – основа сложных ритуалов, поддерживающих иерархические отношения в группе, снимающих стресс и подавляющих агрессию и конфликты. Считать их «развратниками» и «извращенцами» столь же абсурдно, сколь и призывать следовать их примеру...

Так что о каких бы интересных подробностях «частной жизни» животных нам ни пришлось бы узнать в будущем, «решить» с помощью этих знаний «проблему» гомосексуализма в человеческом обществе вряд ли удастся…


* G.MacFarlane, K.Markwell. Homosexuals, naturally // Nature Australia, 2004, V.27, № 12.

 

Рейтинг@Mail.ru