Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №44/2003

КОПИЛКА ОПЫТА

О.М. ЛЕОНТЬЕВА

Окончание. См. № 43/2003

Рассказ об учителе

А часто ваши мнения в отметках расходятся?
– Нет!
– Неужели никогда не было таких случаев? (Только одна рука.)
– Я однажды поставил себе отметку выше, чем Татьяна Николаевна. Потом я согласился с ее мнением.
Позже Татьяна Николаевна сказала, что ее очень удивил ответ ребят на последний вопрос. Оказывается, в начале учебного года, когда ребятам первый раз предложили оценить свои ответы, почти весь класс завысил отметки. Она думала, что ребята расскажут об этой ситуации, однако они умолчали. Почему? Почему только один мальчик не постеснялся вспомнить тот случай?

Она думает, что тогда ребята просто проверяли ее: новый учитель, как она будет действовать в такой «нестандартной» ситуации: поставит ли пятерку, если я себя так оценил? Сложная ситуация.
– Я не ставлю отметки, когда на уроках мы играем. Думаю, что оценить участие в игре вообще нельзя. Иногда я могу поставить пятерки целой группе, которая работает лучше всех. Все игровые формы работы строятся обычно на самооценке, на оценке работы группы. В другой школе я использовала еще один способ оценки: в процентах, которые даются на целую группу. При этом ребята должны сами просчитать, кто работал лучше, кто хуже. Но тут тоже палка о двух концах. Если дети не умеют оценивать ни себя, ни других, они предпочитают просто разделить имеющиеся баллы поровну на всех…
– Если бы у Вас был шанс учить ребят без всяких отметок, Ваши занятия стали бы хуже?
– Я не думаю, наоборот мне стало бы легче. Ведь на факультативы, где нет никаких пятерок и двоек, ребята приходят и работают с удовольствием. Так было с моим факультативным курсом по устойчивому развитию. Там вся работа проводится в интерактивной форме, анализируются вопросы на стыке экологии, экономики, политики, то есть важные для всех проблемы. Так на факультатив ходил весь класс, никто не хотел его пропускать.

Я не сторонница строгой дисциплины. И дело здесь не в том, что это просто скучно. Люди не могут послушно исполнять приказы, не разговаривая с соседями, сидя в одной позе. Это совершенно естественно! На своих уроках я разрешаю детям разговаривать. Меня часто упрекают в том, что у меня на занятиях нет дисциплины. Но, на мой взгляд, это гораздо лучше, чем при помощи этой пресловутой дисциплины калечить детей.
– Бывает ли так, что ребята не хотят играть, делать что-то в парах или в группах, они просто приходят к Вам отдыхать?
– Да, бывают такие ситуации. Тогда это не урок, и порой я ничего не могу с этим сделать. Часто я в таких ситуациях говорю: хорошо, раз на другом уроке у вас было перенапряжение, мы поиграем в более простую игру, расслабимся. Как правило, им хватает примерно двадцати минут. Но иногда дело затягивается...

Игра по-школьному

Урок проходил в игровой форме. Всем вместе надо было понять, что такое окружающая среда. Ребятам предложили выбрать кусочки открыток, разрезанных на равное количество частей, собраться в группы, приклеить открытки на ватман и написать вопросы к получившимся картинкам. Вопросов, по условию игры, нужно было написать как можно больше.

Ребята зашевелились, забегали, запереживали. Одни группы работали легко и слаженно, другие никак не могли прийти к согласию и постоянно выясняли отношения.
Можно было засылать «шпионов-разведчиков» в другие группы, писать всем одновременно, читать вопросы в любой последовательности...
Но вот учительница стала подводить итоги.
– Кто помнит, что мы хотели выяснить в результате нашей игры?
Никто не помнил. На местах продолжали бушевать страсти: оказалось, что часть вопросов просто забыли прочитать, кто-то не разобрал чужой почерк... Ребята продолжали ссориться, а учитель... подводить итоги игры. И тут стало понятно: игра игре рознь. Детям было интересно только то, сколько вопросов им удалось придумать – они даже не заметили, что эти вопросы никто не считал, а уж на окружающую среду им было просто наплевать. Татьяна Николаевна тоже заметила это и была явно расстроена.
Позже мы обсудили ситуацию: класс играл первый раз. Может быть, такая реакция вполне естественна?
Тогда я задала ребятам вопрос:
– Ребята, а вам понравился этот урок?
– Да!
– А что в нем хорошего?
– Мы учились работать в командах, лучше поняли учебный материал.

Слова детей были такими правильными, что насторожили меня. Я же видела, что ни о чем таком они даже не думали. Просто веселились, болтали, расслаблялись.
– Ребята, мне кажется, вы меня обманываете. Если кто-то захочет сказать побольше об этом уроке, подойдите, пожалуйста, на перемене.
И они подошли, зная, что Татьяна Николаевна стоит рядом, и сказали, что на самом деле им нравится больше всего, что на этом уроке можно... ничего не делать, а мне дали тот ответ, который, по их мнению, я хотела услышать. Хитрые, умные, стремящиеся подделаться под взрослых дети... Однако они сказали это, зная, что учитель их услышит. Вот высший пилотаж нашей работы: когда тебе настолько доверяют, что не боятся выражать настоящее мнение.
Слова ребят не удивили Татьяну Николаевну, она объяснила:
– На самом деле игра не заканчивается на одном уроке. Мы обязательно обсудим все, что здесь происходило. Может быть, посвятим этой работе все следующее занятие. Класс только учится играть, у нас все еще впереди.
По мнению Татьяны Николаевны, ребят нужно учить играть в обучающие игры. Она утверждает, что для того, чтобы этому научить, требуется иногда два года. Иначе, если прийти в неподготовленный к играм старший класс и предложить поиграть, образуется полная неразбериха, класс превращается в неуправляемую орду. Ребята воспринимают происходящее как разовую халтуру, а не как обучающий момент.
– Татьяна Николаевна, а не кажется ли Вам, что это получилась не столько игра, сколько вкладывание в головы детей нужных понятий? Ведь если бы вы действительно играли, подведение итогов было бы совсем другим, говорили бы о слаженности работы групп, о количестве заданных вопросов, а не об окружающей среде.
– Пожалуй, это и есть самое трудное при такой форме обучения: не перешагнуть черту между жизнью и притворством. Поэтому, наверное, во время игр на уроках нельзя ставить отметки. Очень сложно избавиться от учительской позиции, даже от тона. Я сама человек азартный, увлекающийся, поэтому часто начинаю играть вместе с ними и высказывать собственное мнение. Мне хочется, чтобы они со мной спорили так же, как и с одноклассниками, а ребята воспринимают мои слова за истину в последней инстанции. От этого отучить их очень трудно, но я стараюсь.

Дай другим подумать

Так как же научить детей играть на уроках? И нужно ли это делать, ведь в других местах, например в вузах, им не придется играть во время процесса учебы?

Ситуация, которую я кратко опишу, настолько типична, что обычно к ней относятся, как к норме на любом уроке. Одиннадцатиклассникам было дано очередное задание. На последней парте сразу поднимается рука. «Подожди, дай другим подумать!» – говорит учитель. Девушка опускает глаза, ей обидно, но она вынуждена молчать. После урока я спросила ее, что она чувствовала в этот момент.
– Обиду, раздражение. Почему я должна молчать, если я знаю ответ, а другие нет? Мне интересен сам предмет разговора, я об этом думала раньше, еще до урока.
Знакомая сцена, не правда ли? Спрашиваю, что бы она сделала, не будь меня на этом уроке.
– Выкрикнула бы ответ с места.
Хорошо это или плохо, когда ученик, услышав вопрос, выкрикивает ответ? По нормам привычной педагогики это означает, что учитель не умеет держать дисциплину в классе. Я думаю иначе. Если ребята ощущают значимость своего мнения для учителя, для класса, если они верят, что вопрос, задаваемый педагогом, является действительно вопросом, на который кто-то хочет услышать ответ, а не тестом на проверку знаний, они не будут ждать, пока их вызовут к доске. Они будут стремиться ответить, поделиться своими мыслями, знаниями с остальными. Мы же часто эту нормальную, здоровую реакцию детей воспринимаем как нарушение норм поведения.
Но к кому обращается педагог, когда стоит перед классом? Разве не ко всем ученикам? И если вопрос задан, разве нельзя дать на него ответ? В школе нельзя. Кто это сказал? Правила, которые введены взрослыми. Ведь иначе на уроке будет просто базар, никакого порядка.

А вот во время игры все совсем по-другому. Правила игры оговариваются заранее, все их принимают. По идее, никого нельзя заставить играть, это дело добровольное. Это трудно сделать, когда играют на обычных уроках, но стремиться к этому необходимо. Для этого после игр и проводится их анализ, обсуждается, насколько было интересно каждому. Для этого будущие игры планируются вместе с ребятами: тогда больше шансов сделать так, что все станут играть с удовольствием.
На обычных уроках самые сильные ребята раздражают так же, как и самые слабые. Одних трудно заставить замолчать, других никак не разговоришь. Оказалось, для того, чтобы избежать таких ситуаций, Татьяна Николаевна и вводит не только игровые методы, но и индивидуально-групповую работу по модулям (каждый может посоветоваться с другими, продвигаясь в своем темпе).
В отдельной папке Татьяна Николаевна хранит грамоты. Мне так и не удалось просмотреть ее с достаточной серьезностью и вниманием, времени было мало. Но одно я смогла заметить сразу: в этой папке собраны не только грамоты и дипломы учителю, но и ее ученикам. А это и есть главный показатель эффективности нашего труда – достижения тех, кого мы учим.

P.S.

Во время одного урока Татьяне Николаевне понадобилось использовать небольшие таблички, сделанные специально для этого занятия. Сначала я не поняла, почему перед этим она подошла и намочила тряпку: доска была абсолютно чистой. Но что это? Доска протирается сырой тряпкой и к этому месту приклеивается самодельная табличка. Стала вглядываться, как же это происходит. Оказалось, все просто, никаких дорогих материалов и магнитов, которые дети постоянно пытаются захватить с собой. Все таблички обернуты... пленкой для пищевых продуктов. Их можно приклеивать на любые гладкие поверхности, потом отрывать, не повредив, использовать снова и снова. Хоть это и не относится к методике, но, думаю, пригодится многим. Мне так – точно.

 

Рейтинг@Mail.ru