Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №3/2009

Общая биология

С. Г. Мамонтов

Надо ли пересматривать теорию Дарвина?

Давайте обсудим

Тихая и спокойная биологическая теория, повествующая о взаимоотношениях организмов со средой обитания и о биологических механизмах приспособления к ней видов живых организмов, в развитие которой внесли вклад много поколений выдающихся ученых и которая служит основой современного понимания биологии, вдруг стала предметом повышенного внимания общественности и ожесточенных дискуссий. Дело дошло даже до телевизионного ток-шоу, состоявшегося 17 января 2008 г. на ТВЦ. В дискуссии приняли участие ученые-биологи (С.Мамонтов, К.Еськов, А.Марков), журналисты (А.Максимов, Т.Малкина), служители церкви (о. Д.Сысоев, о. К.Буфеев). Дискуссия была очень бурная, однако, поскольку в эфир не пошел целый час записи, предлагаю читателям свой краткий комментарий к ней. Чтобы прояснить существо вопроса, в этом комментарии мне придется использовать высказывания наших оппонентов, опубликованные ими ранее.

Прежде всего хочу отметить, что эта дискуссия – не изолированное явление в нашей общественной жизни. Не случайно в заставке к телепередаче было показано озабоченное лицо Кирилла Шрайбера и грустное личико его дочери Маши. В 2006 г. школьница Маша Шрайбер и ее папа Кирилл Львович подали в суд иск, требуя «запретить преподавание в общеобразовательных учебных заведениях (школах) теории эволюции и теории происхождения человека Ч.Дарвина в качестве доминантной (преобладающей, истинной) научной теории». Свое требование истцы мотивировали тем, что теория Дарвина оскорбляет и унижает религиозные чувства Маши, а также унижает ее достоинство. Жестокосердые судьи не приняли во внимание чувства девочки и не стали обязывать Министерство образования пересматривать образовательный стандарт, разработанный большим коллективом профессоров и учителей с привлечением методистов-профессионалов, сверенный с уровнем мировых научных достижений, апробированный на практике многотысячным коллективом учителей-биологов и методистов. На основании законов нашей страны в иске было отказано. Попытка насильственного – путем судебного решения – распространения ветхозаветных представлений о мироздании на всю систему образования в нашей стране не удалась. Тогда знамя борьбы с дарвинизмом подхватил известный телеведущий Андрей Максимов, призвав биологов к ответу: почему школа не уважает моего сына? (Замечу мимоходом, что г-н Максимов слегка ошибся – никакая школа не может заставлять девятилетних детей изучать теорию Дарвина.)

Надо сказать, любопытная компания собралась для проталкивания креационизма в общеобразовательную государственную школу: бывший учитель пения; специалист по рекламе татуировок; знаменитый режиссер (Марк Захаров на страницах «Известий» поставил вопрос по-шекспировски: Что нам Дарвин? Марку Захарову тем легче расстаться с дарвинизмом, что он, конечно, и не знал его никогда); знаменитый писатель и журналист Андрей Максимов, возглавивший группу наших оппонентов. Все это – и «обезьяний процесс» в Петербурге, и многочисленные обсуждения на радио и на телевидении «ненаучности», «недоказанности» и «безнравственности» дарвинизма и современной теории эволюции – наводит на мысль о тщательно спланированной и хорошо организованной кампании. Сдается мне, что громким хором униженных и оскорбленных деятелей культуры дирижирует заместитель председателя отдела внешних связей Московской патриархии протоиерей Всеволод Чаплин, который последние годы в крайне агрессивной и грубой манере требует от нашей школы отбросить «материалистические бредни», «развенчать химеру так называемого научного мировоззрения», угрожая в противном случае тем, что «народ (!) должен будет отказать ей в доверии». Совсем сногсшибательное заявление сделал о. Всеволод, когда сказал, что школа должна подстраиваться к желаниям учеников и их родителей.

Испокон веку было наоборот – ребенок шел к наставникам за знаниями. Учитель не может превращаться в интеллектуальную прислугу родителей. Школа дает и должна давать ученикам научную целостную и внутренне непротиворечивую систему знаний о мире, в котором они будут жить и работать. Здесь нельзя не напомнить, что величайшей заслугой Петра I перед Отечеством является именно введение в нашей стране светского образования, благодаря которому Россия в короткий срок преодолела свою техническую отсталость от Запада и превратилась в европейскую державу. Уж на что набожной женщиной была дочь его императрица Елисавета Петровна, но в Указе об учреждении Московского университета специально оговорила: «попечение о богословии справедливо оставляется Св. Синоду». Светский характер нашего государства закреплен в Конституции Российской Федерации. Часто говорят: «светский – не значит атеистический». Это – подмена понятий. Светский характер образования означает только одно – содержание образовательных программ устанавливается только государством, а не какими бы то ни было религиозными организациями.

Здесь уместно вернуться к вопросу, поставленному Андреем Марковичем Максимовым, – к вопросу об уважении. Вопрос действительно очень важный. Наша школа к своим ученикам относится с величайшим уважением. Я постоянно встречаюсь с учителями биологии и методистами, побывал во многих городах страны – от Петербурга до Хабаровска – и, можете мне поверить, имел возможность убедиться, что наши учителя очень грамотные и творческие люди, внимательно следящие за последними достижениями науки и постоянно работающие над методикой преподавания. Последнее очень важно – от того, как подается учебный материал, зависит степень усвояемости тех знаний, которые ребенок должен получить в соответствии с программой. С этой целью в стране работает целая армия методистов, для этого существует специальный институт – Институт содержания и методов обучения в системе Российской академии образования. Большое внимание уделяется межпредметным связям, и ясно почему: без основательного знания химии и физики нельзя достигнуть удовлетворительного понимания биологии и, в частности, физиологии человека. Физику, астрономию и биологию объединяет общая идея – идея развития материи. На идее развития основано понимание истории. Очевидно, что многие важные вопросы мы вынуждены излагать упрощенно, приходится ограничиваться самым необходимым. Ведь в школе учатся дети с самыми разными наклонностями и способностями, и нельзя поэтому ожидать от них одинакового внимания ко всем предметам. Но средняя общеобразовательная школа дает базовый уровень знаний о природе и обществе, обеспечивающий выпускнику возможность в дальнейшем продолжить образование или реализовать себя в том или ином роде деятельности. Добавлю, что государство предпринимает значительные усилия, направленные на приобщение школы к современным информационным технологиям и к глобальной информационной сети. В этих условиях ответственность школы возрастает еще больше, поскольку знание – это система, и нужно помочь школьнику разобраться в потоке сведений, зачастую никак не связанных между собой. Вот так относится государственная школа к детям, которые приходят туда за знаниями, – с заботой и уважением.

Как же относятся к науке и к людям, которые отдали ей жизнь, те, кто на словах ратует за демократию, свободу мнений, равноправие концепций и поиск истины?

«Бред», – говорит девочка Маша о теории происхождения человека Ч.Дарвина. «Теория Дарвина псевдонаучная, – разъясняет татуировщик Кирилл Львович Шрайбер в многочисленных интервью. – Я читал его книги – это просто детский сад. Чепуха. Прокатился на корабле, клювики птиц посмотрел – и вот тебе целое учение. Это просто обман людей. То Мавроди, то Дарвин». Чувствуете масштаб сравнения? Все доказательства эволюционной теории, по Шрайберу, «были сфальсифицированы», «детям сообщают заведомо ложную информацию об окружающем мире. …Пропаганда этой теории является самым настоящим гуманитарным преступлением». «Жульничество», «мошенничество» – вот слова, которыми г-н Шрайбер позволяет себе оценивать научную теорию, которой придерживается весь цивилизованный мир и которая обоснована многочисленными фактами, накопленными в самых разных областях биологии. Иначе как глумлением над преподавательским корпусом и международным научным сообществом такие заявления назвать нельзя.

Библейская версия сотворения Вселенной

Библейская версия сотворения Вселенной

Во всей этой истории привлекает к себе внимание позиция представителей Русской православной церкви. Председатель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии о. Артемий Скрипкин похвалил Машу за проявленное ею «гражданское мужество», поскольку она «бросила вызов страшному чудовищу, левиафану ложной теории Дарвина». Священнослужитель назвал «гражданским мужеством» оскорбительный выпад малограмотной девочки против великого естествоиспытателя, 200-летие со дня рождения которого в этом году будет отмечать все образованное человечество, а заодно против современных ученых, развивающих теорию эволюции жизни на Земле. «Диким племенем научников» называет ученых о. Даниил Сысоев. «Дарвинизм, – обобщает о. Константин Буфеев, – еретическое учение, насажденное дьяволом». Автор православного учебника биологии г-н Вертьянов сочувственно цитирует высказывание преподобного Варсонофия Оптинского, в котором «система английского философа Дарвина» называется «звериной философией». Тут впору испугаться не только школьникам, но и их верующим родителям: чему же учат в школе наших детей? Воспитание в молодом поколении неуважения к старшим, и не только к старшим по возрасту, но к людям, обладающим специальными знаниями, – в этом, как представляется, видят свою роль в обществе те представители Русской православной церкви, которые возглавили поход за пересмотр школьных образовательных стандартов, за религиозное толкование наблюдаемой нами картины мира. В своей работе «Ересь эволюционизма» о. Константин пишет: «Креационисты пытаются примирить веру и науку путем пересмотра научных гипотез и осмысления экспериментальных фактов таким образом, чтобы они не противоречили Божественному Откровению», и цитирует Феофана Затворника: «Истинной и настоящей теорией может быть только та, которая согласна с христианскими истинами». Как же именно хочет примирить о. Константин науку и православное вероучение? Очень просто: «Надо признать, что нет ни одного факта, доказывающего эволюцию, ни в мире биологическом… ни в эволюции слоев земной коры, ни в эволюции звездных систем».

На чем же основана такая безапелляционность и такая нетерпимость по отношению к биологам? На несокрушимой уверенности в своей компетентности. Уверенности, заметим, основанной на полном незнании предмета. Меня очень позабавило утверждение Андрея Максимова: «Подавляющее большинство людей сведуще в биологии». Думаю, Андрей Маркович тоже очень весело посмеялся бы, услышав от кого-нибудь, что почти каждый человек знает всю мировую художественную литературу. Никто не станет обсуждать проект высотного здания, если он не инженер-строитель. А вот биологию, оказывается, знают все. Прошу простить за грубое сравнение, но умение отличить кошку от собаки и козла от барана отнюдь не значит быть сведущим в биологии. Биология – обширная, сложная и очень точная область знаний, проблемы которой не могут обсуждаться на бытовом уровне. Впрочем, г-н Максимов тут же блестяще проявил свою эрудицию: «У Дарвина написано, что Человек умелый превратился в Человека прямоходящего». Уважаемый Андрей Маркович, надо думать, трудов Ч.Дарвина и в руках не держал. У Дарвина это не написано и не могло быть написано, поскольку эти предковые формы Человека разумного – т.е. нас с вами – были обнаружены и описаны только в ХХ в. Но у Дарвина («Происхождение человека и половой подбор». С-Петербург, 1896 г.) есть слова, над которыми стоит задуматься: «Главное заключение, к которому приводит настоящее сочинение, состоит в том, что человек произошел от какой-нибудь ниже организованной формы. Основы, на которые опирается этот вывод, никогда не поколеблются. Тот, кто не смотрит, подобно дикарю, на явления природы как на нечто бессвязное, не может думать, чтобы человек был плодом отдельного акта творения. Он должен будет признаться … что человек и млекопитающие произошли от одного общего прародителя». Сходный уровень осведомленности проявляет г-н Шрайбер. В интервью «Российской газете» он уверенно заявляет: «... динозавры сохранились в виде ящериц, тритонов, крокодилов». Человеку, не умеющему отличить амфибий от рептилий, вряд ли подобает браться за критику биологической теории, одним из краеугольных камней которой служит сравнительная анатомия.

Вьюрки Галапагосских островов

Вьюрки Галапагосских островов

Впрочем, апологетам креационизма надо отдать должное – они любят делать открытия. Автор православного учебника общей биологии г-н Вертьянов недавно (Нескучный сад, 01.02.2008 г.) порадовал нас сообщением, что у мужчины на 2 ребра меньше, чем у женщины, поскольку женщина сотворена из ребра Адама. Анатомы могут рыдать и посыпать голову пеплом. Игумен Вениамин (инженер) объясняет биологам, что знаменитые вьюрки, которых наблюдал Дарвин на Галапагосских островах, на самом деле относятся к одному(!) виду, на каковом основании и советует эволюционистам «быть поскромнее». Один из сторонников концепции Творения, доказывая уникальность человека, приписывает только ему способность к цветовому зрению и альтруистическому поведению. Это конечно же не так. По этим вопросам существует обширная литература. Священник Стефан Красовицкий (поэт и переводчик) со страстью, достойной лучшего применения, в совершенно неприличных выражениях нападает на, как он пишет, «Гинзбурга и Ко», за выступление ученых в пользу преподавания дарвинизма в школе. Любопытно, что в издании «Православное действие» он настоятельно рекомендует для изучения статью некоего доктора Риммера «Крушение теории эволюции». Читаем: «… лошадь и осел, как принадлежащие хотя и к различным семействам, но входящие в один и тот же вид». Может вменяемый человек тут что-нибудь понять? Только одно – у доктора Риммера были нелады с биологической систематикой. Далее он пишет: «... теория эволюции утверждается на том ошибочном предположении, что благоприобретенные, то есть некоторые новые черты или свойства, передаются дальше из поколения в поколение». На самом деле после Ламарка (1809 г.) никто не говорит о наследовании благоприобретенных в течение жизни организма признаках. Теория видообразования построена на прямо противоположном явлении – передаче в ряду поколений именно наследственных изменений, которые сохраняются или устраняются естественным отбором. В другом месте д-р Риммер приписывает эволюционистам собственную выдумку, что «неандертальцы уничтожили расу Кро-Маньон». Далее следует открытие: «Неандертальский Человек принадлежит к высшему типу человека». Остальная аргументация такого же уровня. Почтенного отца Стефана увлек, по-видимому, обличительный пафос статьи, но зачем же рекомендовать читателю недоброкачественный труд по предмету, в котором ты сам не разбираешься, потому что ты его никогда не изучал?

Сторонники концепции креационизма производят удручающее впечатление примитивностью своих аргументов и девственной неосведомленностью в предмете, который они обсуждают. Невозможно себе представить, говорит г-н Шрайбер, что особь одного вида вынашивает и рожает особь другого вида. Это практически невозможно. Правильно, это невозможно и так не бывает. Г-н Максимов говорит: «Жила семья, которая состояла из Человека умелого, и вдруг у них рождается Человек прямоходящий». Правильно, так не могло быть и, конечно, не было. Далее г-н Максимов вопрошает: «Обезьяна взяла камень, она урод, почему ее тут же не убили?» Вопрос поистине удивительный. Достаточно минимального интереса к живой природе, чтобы знать, насколько развита у животных способность к подражанию и к обучению потомства, а также орудийная деятельность. Наиболее развита эта способность у хищных и приматов из млекопитающих и у врановых из птиц. Хорошо известно, и это подтверждено многочисленными наблюдениями, что шимпанзе, например, с удовольствием перенимают у других особей новые способы добывания пищи. Рассудочная деятельность высших животных (а не только инстинктивная) – признанный в науке факт. И человеческий разум – такой же продукт эволюции, как разум животных. Об этом свидетельствуют данные нейробиологии. Обучение же сородичей и потомства новым поведенческим навыкам (и далее – из поколения в поколение) есть начало культурной эволюции, получившей наибольшее развитие у гоминид.

О. Константин Буфеев идет еще дальше. Он считает, что доказательством эволюции было бы превращение одного вида в другой, происходящее на наших глазах. На нашем диспуте он говорил: «превращение одного вида в другой, например, рыбы выметали икру, а из нее вылупились лягушки. Взять муху дрозофилу, облучить ее и увидеть, что она перестала быть мухой, а стала слоном или стрекозой». Но это была бы не эволюция, а набор чудес. Представление о всеобщей трансформации – кого угодно во все, что угодно, – противоречит законам природы и никакого отношения к теории развития органического мира не имеет. Но наука, изучающая предметы и явления материального мира и причинно-следственные связи между ними, раскрывающая законы природы, чудесами не занимается. Это область богословов, где они и преуспевают. Приведем цитаты. Василий Великий: «Земля украшается прежде Солнца, чтобы заблуждающие перестали поклоняться Солнцу и признавать, будто оно дает причину жизни». Тезис понятен – борьба с солнцепоклонниками, актуальная в то время.

Так в XVI в. представляли связь между растениями и животными

Так в XVI в. представляли связь между растениями и животными

Амвросий Медиоланский: «Солнце не есть виновник растительности. Солнце моложе зеленого побега, моложе зеленой травы». О. Константин Буфеев по этому поводу пишет: «Никто из эволюционистов заведомо не согласится со святоотеческим утверждением о том, что Солнце «моложе зеленой травы». Заметим, что эволюционисты здесь ни при чем. С этими мнениями не согласится никто из тех людей, которым известно понятие «фотосинтез». Второй тезис о. Константина – о якобы имеющем место отсутствии переходных форм. Он говорил, что виды «изящны в своей среде обитания. Ни одного уродливого вида не можете показать». Конечно, не можем. Уродство – это такое нарушение строения организма, которое несовместимо с жизнью или резко ослабляет его жизнеспособность, обусловливает неспособность оставить потомство. Медицина полна такими наблюдениями. Представить себе, что вид организмов (т.е. совокупность самовоспроизводящихся организмов) был представлен нежизнеспособными уродами, невозможно. Это – требование людей, которые, похоже, не очень понимают, о чем говорят. Странным образом под переходными формами понимаются (или нам навязываются?) «недоделанные» нежизнеспособные уроды, с нефункционирующими суставами, недоразвитыми конечностями и т.п. Все эти фантазии – плод метафизического мышления их авторов, согласно которому любая новая группа организмов должна явиться сразу в готовом, современном виде. Доказательствами эволюции, по мнению богословов и креационистов, должны были бы быть именно чудесные явления вроде превращения воробья в ласточку или развитие лягушек из икры рыбы. Требование предъявления таких экстравагантных доказательств обусловлено тем, что при рассмотрении современного нам органического мира и ископаемых останков сторонники концепции Творения исключают фактор времени. Продуктивная дискуссия становится невозможной.

Третий тезис о. Константина (геолога по образованию) – об отсутствии геохронологической шкалы, признаюсь, меня сразил. Он заявил буквально следующее: «Геохронологические подразделения являются не временными, а географическими. Кембрийский период называется от Кембриджа – места в Англии, пермский – от Перми в России. При чем здесь хронология?» Не может быть, что он нечаянно запамятовал о выделении в геохронологической шкале мелового и каменноугольного периодов. Не может быть, чтобы он не знал, что стратиграфические слои определяются характером останков растений и животных, а не местом их первоначального обнаружения (хотя название слоя может быть обусловлено местом его первоначального обнаружения. Это не означает, что обнаруженные останки не встречаются больше нигде).

Геохронологическая шкала

Геохронологическая шкала

Геологи сообщают: в кембрийских отложениях Северной Америки найдены останки панцирных рыб. В девонском периоде (выделенном впервые в 1839 г. А.Седжвиком и Р.Мурчисоном на территории Англии в графстве Девоншир) существовали ракоскорпионы, губки, различные моллюски, очень разные позвоночные (рыбы) и т.д. Первоначально девонский период был отнесен (помимо Англии) к территории Бельгии, Франции, Германии. Сейчас мы читаем: «... в верхнедевонских отложениях Гренландии найдены наиболее древние представители земноводных – ихтиостеги». Следы четвероногих животных обнаружены в верхнедевонских отложениях в Австралии. Подобные примеры бесчисленны. Более того, некоторые периоды получили свое название без всякой связи с местом их первоначального обнаружения. Таковы ордовикский и силурийский – по имени древних кельтских племен, живших на территории современного Уэльса в Великобритании. Триасовый период мезозойской эры (от греч. Trias – троица) назван так по характеру отложений, делящихся на три резко отличные (литологически и палеонтологически) толщи. Как же можно периоды геохронологической шкалы называть географическим понятием? Достаточно сказать, что историческая геология зародилась еще в XVIII в., получила блестящее развитие в трудах Ж.Кювье и многих других ученых XIX и XX вв., в настоящее время преподается в вузах как самостоятельная дисциплина. Существуют кафедры исторической геологии (например, в Московском геологоразведочном университете), учебники (Н.В. Короновский, В.Е. Хаин, Н.А. Ясаманов. Историческая геология. М.: Изд-во «Академия», 2006). Слова о. Константина «геологи никогда не имели отношения ни к какой хронологии», произнесенные спокойным и уверенным тоном, имеют целью ввести телезрителей в заблуждение.

Расчет здесь, по-видимому, на то, что среди миллионов телезрителей немного найдется людей, которые захотят проверить слова ученого-геолога, они просто поверят ему на слово. Между тем в упомянутом учебнике есть определение: «Геохронология – это календарь геологических событий, абсолютная шкала геологического времени, охватывающего 4,6 млрд лет». Добавим к этому высказывание директора Палеонтологического музея РАН члена-корреспондента РАН Алексея Юрьевича Розанова (Известия, 16.05.08 г.): «Палеонтология начинает работать с уровня приблизительно четырех миллиардов лет, когда уже есть геологически документированная история, когда есть осадочные по происхождению горные породы, а в них соответственно следы присутствия древних организмов. Так что жизнь на Земле существует не меньше четырех миллиардов лет». К одной из задач геохронологии авторы относят следующую: «установить, когда появились данные организмы, сколько времени они существовали, какие у них были предки, кто стал их потомками и как они развивались». Такова позиция современной науки.

Обработка общественного мнения с помощью псевдонаучных аргументов и просто неверных утверждений подкрепляется попытками воздействовать на эмоциональную сферу людей. Креационисты потрясают замшелыми аргументами столетней давности вроде «пильтдаунского человека» (подделка, выявленная самими антропологами) или «гесперопитека» (ошибка, также довольно скоро обнаруженная) потому, что больше за душой у них ничего нет. Однако на этом зыбком основании они позволяют себе делать заявления, что все факты, лежащие в основе современных представлений об эволюционном развитии жизни на Земле, – фальсификации и подделки. Все это скучно и утомительно и на весь этот примитив не стоило бы тратить время. Однако в общественное сознание настойчиво внедряется мысль, что теория эволюции никакая не биологическая теория, а философская концепция, призванная оправдать все насилия, совершаемые в человеческом обществе. Газета «Новые Известия» (28.02.06) приводила высказывание г-на Шрайбера: «Именно теория эволюции послужила псевдонаучным оправданием самым кровавым революциям, войнам, массовым репрессиям и казням Двадцатого Века». На нашем диспуте о. Даниил Сысоев, обращаясь к публике в зале, провозгласил: «Эволюционисты бросали людей в печи Освенцима!» (К сожалению, это место было вырезано при монтаже.) Должен сказать, что ничего более недобросовестного, непристойного и безответственного я никогда не слышал. Войны и революции вызываются социально-экономическими и вытекающими из них политическими причинами, а не биологическими теориями.

К сожалению, история человечества на протяжении многих тысяч лет сопровождалась войнами, порабощениями и всякого рода насилиями. В самых древних из дошедших до нас письменных памятниках сообщается о вооруженных столкновениях, убийствах, уводе в рабство побежденных и т.п. И г-н Шрайбер как человек, по его словам, православный, и кандидат богословия о. Даниил, несомненно, знают, что Ветхий Завет, отражающий историю древнееврейского народа, наполнен рассказами о таких событиях. Все же приведу несколько примеров. В Книге Иисуса Навина читаем о взятии Иерихона (гл. 6): «И предали заклятию все, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов и овец и ослов, (все) истребили мечем. …И Господь был с Иисусом, и слава его носилась по всей земле». В гл. 8 о взятии Гая: «... так поражали их, что не оставили ни одного из них, уцелевшего или убежавшего; … все они до последнего пали от острия меча». Во Второй Книге Царств: «И приказал Давид слугам, и убили их, и отрубили им руки и ноги, и повесили их над прудом в Хевроне»; «И поразил Моавитян и смерил их веревкою, положив их на землю; и отмерил две веревки на умерщвление, а одну веревку на оставление в живых. И сделались Моавитяне у Давида рабами, платящими дань». Тут Давид истребил двадцать тысяч человек, там – сорок… Г-ну Шрайберу, который сокрушался о том, что «теория Дарвина несет в себе скрытую асоциальную идеологию, так как применительно к жизни общества и бизнесу теория естественного отбора приводит к чрезвычайно негативным последствиям, поскольку естественный отбор предполагает жестокое отношение и уничтожение слабых. А слабыми в человеческом обществе являются небольшие предприятия, женщины, дети и старики» следовало бы знать, что забота о слабых в человеческом обществе является обязанностью самого этого общества. Для объяснения социальных проблем нет нужды привлекать биологию. Что касается слабых и больных, то г-ну Шрайберу надо бы освежить в памяти такой пассаж: «И сказал Давид в тот день: всякий, убивая Иевусеев, пусть поражает копьем и хромых и слепых. Посему и говорится: слепой и хромой не войдет в дом (Господень)».

Так что идея улучшения рода человеческого и очищения его от неполноценных сочленов не нова. Мы встречаемся с этой идеей в легенде о древней Спарте, где якобы бросали со скалы в пропасть слабых младенцев. Этой же идеей очищения пронизана и борьба с различными ересями, которыми так богата церковная история. На страницах истории перед нами встает длинная череда завоевателей – фараонов, ассирийских и персидских царей. Надо ли вспоминать Александра Македонского, Чингисхана, Тамерлана? С распространением в Европе христианской религии – религии любви к человеку – разве меньше стало войн? Не с именем ли Христа свирепствовала инквизиция, велись религиозные войны XVI – начала XVII в., опустошившие Европу? Наполеон Бонапарт получил императорскую корону из рук папы римского, что не помешало ему в захватнических войнах уложить, по словам Лафайета, половину мужского населения Франции. Еврейские погромы в царской России устраивали не атеисты, а ревнители православия. Правящие классы – будь то дворянство XVII–XVIII вв. или буржуазия веков последующих – преследуют свои корыстные интересы, прикрываясь любой идеологией, в том числе и христианскими ценностями. Но можно ли себе представить, что христолюбивые императоры Франц-Иосиф австрийский и Вильгельм II германский начали войну с безбожной Францией и с православным императором Николаем II, со спокойной совестью обрекая на смерть миллионы своих солдат только потому, что начитались книжек Дарвина? Очень сочувствую тем, кто так думает. Но результат известен – три революции привели к краху три империи, посеяли семена реваншизма в побежденной Германии, которые и дали пышные всходы в виде великодержавной риторики нацистов. Что касается «печей Освенцима», то о. Даниилу следовало бы знать, что в школах нацистской Германии юноши прилежно изучали основы христианства, а затем брали автоматы и шли уничтожать славян и евреев. Сам Гитлер в детстве учился в церковной школе, а свое обращение к народу в связи с нападением на Советский Союз закончил словами: «С нами Бог!» Для нас не важно, верил ли во что-нибудь сам Гитлер с его извращенной психикой, важно, что для оправдания войны в глазах своего народа он воспользовался именем Бога. Так что и печи Освенцима зажигали, и мирных жителей вешали, расстреливали или угоняли в рабство в Германию вполне добропорядочные христиане.

Такова историческая правда. Воспитание, к сожалению, далеко не всегда решающим образом влияет на поведение людей в обществе, как это очень давно и очень хорошо известно, – там действуют иные, более могущественные мотивы. Тысячелетнее воспитание в духе христианских ценностей не предотвратило ни Французской революции в XVIII в., ни революции в России в 1917 г. Впрочем, о. Даниил не одинок в своих попытках переложить вину за социальные, политические и военные катаклизмы минувшего столетия на теорию эволюции органического мира. Воспитатель петербургского юношества о. Артемий Скрипкин (выпускник театральной школы) говорит: «Теория Дарвина – это чистая мифологема. Более того, этой идеей были подкреплены многие преступления против человечества в ХХ в.». Могу сказать только одно – весьма прискорбно, что священнослужители позволяют себе так недостойно спекулировать на злодеяниях нацистов для того только, чтобы хоть как-то бросить тень на теорию, о которой у них самые примитивные и превратные представления. Утверждения всех этих господ (уж не знаю, по неведению или злонамеренно), что, согласно теории Дарвина, выживают сильнейшие, просто не соответствуют действительности. Выживают наиболее приспособленные, а степень приспособленности оценивается только по вкладу особей в генофонд последующих поколений. Другими словами, приспособлен тот, кто оставляет больше потомков. А приспособленность достигается разными путями. В биологии понятие «сильнейший» просто не употребляется в силу его расплывчатости, неопределенности. Ответ на вопрос «кто сильнее?» зависит от слишком многих обстоятельств.

Жаль, что приходится разъяснять столь простые вещи. Теория естественного отбора как результата борьбы за существование относится ко всему органическому миру – к микроорганизмам, к растениям и животным. Она отражает просто факт существования различных форм взаимоотношений между организмами внутри вида и между разными видами в природе. Переносить на эти отношения морально-этические нормы, принятые в человеческом обществе, нет никаких оснований. Социал-дарвинизм, основателем которого считается английский философ Герберт Спенсер, который и ввел в употребление термин «выживание сильнейшего», был попыткой приложения биологической теории к общественным отношениям. Именно социал-дарвинизм и имеют в виду православные критики. Но он не имеет ни малейшего отношения к природным явлениям и к собственно дарвинизму и уж тем более к современной теории эволюции. Требования запретить изложение в школе теории естественного отбора, вытекающей из факта имеющей место в природе борьбы за существование, как якобы воспитывающей в детях «зверочеловество», основаны на попытке обмана доверчивых людей. Ну не можем же мы рассказывать детям, чтобы не травмировать их психику, что волки заготавливают на зиму сено? Или объяснять существование хищных инфузорий, хищных растений, хищных глубоководных актиний, хищных медуз, кровососущих комаров, наконец, как нам это объясняет С.Ю. Вертьянов, грехопадением Адама? А самоизреживание растений в загущенных посадках, т.е. гибель части популяции как результата внутривидовой конкуренции, тоже будем объяснять «зверочеловечеством»? Должны ли мы утаивать от детей такое неприятное для нас явление, как паразитизм? Но ведь аскаридам, вшам и блохам не объяснишь, что они поступают аморально. Естественный отбор легко наблюдать в природе и воспроизводить в эксперименте. А вот привлекать морально-этические понятия, выработанные человечеством, к объяснению природных явлений абсурдно.

Продолжение следует

Рейтинг@Mail.ru