Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №8/2006
«Во саду ли, в огороде...»

ИСТОРИЯ НАУКИ

Р.А. ЧАУРИНА

«Во саду ли, в огороде...»

К 180-летию со дня рождения Е.А. Грачева

За свою непростую историю Россия нередко испытывала нехватку чего-либо: то недоставало продуктов или одежды, то школ или стадионов, а то законности или милосердия. Но дефицита талантливых людей не было никогда.

...Его овощи выставлялись в 1873 г. в Вене, в 1875 г. – в Кёльне, в 1876 г. – в Филадельфии и Брюсселе, в 1877 г. – в Париже. Вот что, например, сообщалось в венских репортажах с Международной выставки садоводства и огородничества: «Входя в русский отдел садоводства, мы встречаем здесь только одного экспонента из этого большого государства, именно садовода Грачева из Петербурга. Было бы желательно, чтобы каждая страна имела хотя бы только одного экспонента, но такого, как Грачев. Выставленные им овощи превосходят всё, что до сих пор было видено в Вене по этой отрасли хозяйства. Здесь мы видим белую цветную капусту до фута (30,5 см) в поперечнике; белую и синюю кочанную капусту в 1,5 фута в поперечнике, редьку, картофель, желтую и белую репу, свеклу, огурцы и пр. Все это имеет размеры, превышающие в три раза овощи, известные на наших рынках. Но перлом выставки являются кочаны капусты, имеющие в диаметре до 2 футов (61 см). Подобный кочан достаточен для изготовления целого бочонка соленой капусты».

Как оценить все это с точки зрения современной науки? Что демонстрировал Грачев на выставках: экспонаты-монстры, мастерски взращенные с помощью различных удобрений, чтобы поразить публику? Нет, то были новые растительные формы, выведенные в результате скрещивания, закаливания, выбраковки и акклиматизации. Его сорта кукурузы, арбузов и дынь, приученные к северным условия, у нас, и в теплой Европе вытесняли то, что там прежде районировалось.

Сегодня даже трудно в это поверить. «Доброжелатели» изо всех сил пытаются заставить нас с умилением глядеть на «заграничные наклейки» и внушают мысль о том, что наш удел – получать все лучшее извне. Хотя еще более 130 лет назад Ефим Грачев картошку увеличил до размеров капусты, а капусту – до размеров кибитки... Остается только диву даваться, как первый селекционер России, проживший всего 51 год, успел вывести столько новых сортов, да таких, что многие до сих пор не превзойдены. Одно их перечисление едва уместилось бы на семи машинописных страницах.

Многое исчезло навсегда из того, что сделал Е.А. Грачев. Но, к счастью, не всё. На некоторых садовых участках и огородах, доставшихся современникам по наследству от деревенской родни, и сегодня зреет клубника размером со сливу или помидор с небольшой арбуз...

Хочется верить, что пройдет время, и наши соотечественники-селекционеры порадуют нас такими диковинками, о которых Наталья Кончаловская рассказала в одном из своих стихотворений:

Показал садовод
Нам такой огород,
Где на грядках, засеянных густо,
Огурбузы росли,
Помидыни росли,
Редисвекла, чеслук и репуста.

Сельдерошек поспел,
И моркофель дозрел,
Стал уже осыпаться спаржовник,
А таких баклачков
Да мохнатых стручков
Не видал ни один огородник.

Азы огородничества Ефим Андреевич Грачев (1826–1877) постигал у берегов достославного озера Неро под перезвон ростовских колоколов. Из тогда еще чистого озера окрестные крестьяне добывали удивительно плодородные донные отложения (сапропель). Рассаду выгоняли рано. Ящички с нею ненадолго выносили на холод, чтобы потом ни помидор, ни огурец не боялись весенних заморозков.

Урожай свой Грачев вез сначала в Ярославль, позднее – в Москву. Будучи по натуре творцом, он ступень за ступенью поднимался к вершинам мастерства. Однако в секрете ничего не держал, а щедро делился всем, чего достиг, и каждый раз спешил скорее снять урожай с грядки, чтобы, освободив ее, с головой уйти в новый опыт. Он не был похож на быстро богатеющих воротил, которые всеми силами пытались выбиться в «поставщики». Больше того, Ефим Андреевич вызвался бесплатно работать экономом Петербургского детского приюта, хлопотал о крестьянской школе, поставил дешевую харчевню на Нарвском тракте...

Удивительным человеком, настоящим гражданином был Ефим Грачев. Он понимал, что картошка – это второй хлеб голодного российского мужика. А ее, что ни год, не хватало до нового урожая. В ту пору арендная плата была высокой, и многие изгоняли картофель с городских огородов из-за его нерентабельности – большая часть урожая погибала из-за фитофторы, которую в народе попросту называли гнилью. Это она то и дело заставляла людей голодать.

Поисками средства против этого бедствия и занялся Грачев на своем новом участке, который он арендовал за Московской заставой. Журнал «Сельское хозяйство и лесоводство» писал: «Здесь делаются опыты над двумястами сортами картофеля. Такая опытная культура не может доставлять коммерческих выгод, лишь значительно увеличивая вовсе непроизводственные расходы». Но Ефим Андреевич работал без устали. Постепенно он пришел к выводу, что для выведения сортов, не подвергающихся гнили, надо получать посевной материал не из клубней, а из семян.

Крестьяне, видевшие, как работает селекционер, недоумевали: «Андреич-то картошку чегой-то пудрит...» А дело вот в чем: Грачев, не ограничивался лишь отбором сеянцев, выращенных из семян, образовавшихся после самоопыления. Располагая обширным материалом из разных стран Европы и Америки (в том числе примитивными формами и дикими сородичами культурного картофеля), он и начал выводить сорта путем искусственного перекрестного опыления с последующим отбором и тщательным воспитанием гибридов.

Овощи, которые он ежегодно демонстрировал на выставках Петербурга и Москвы, были столь великолепны по качеству и так разнообразны, что остальные участники не пытались соперничать с ним. Даже такие именитые мастера, как главный садовник и преподаватель садоводства Петровской земледельческой и лесной академии Р.И. Шредер и владелец помологического* питомника и сада для акклиматизации доктор Э.Л. Регель не могли составить ему конкуренции.

Абсолютное превосходство грачевского картофеля выявилось на Международной выставке садоводства и огородничества в 1869 г. в Петербурге, где он представил 80 сортов. Здесь же были показаны и лучшие образцы, привезенные из Европы и Америки. Экспонировал их сам генеральный инспектор плодоводства и овощеводства в Пруссии, директор королевских садов и огородов в Потсдаме И.Б. Юльке. Жюри под председательством того же Юльке первую премию присудило Ефиму Андреевичу Грачеву.

Итак, международное признание! И вот тогда-то Е.А. Грачев решается показать свои образцы за границей. Приехал. А там... Ждет груза, а его все нет. Багровый от гнева, Грачев возмущался: «Ишь, шапки перед ними ломим, а они? Врут, что не прибыл груз на выставку. Ну, подождите! Два дня лежат уже ящики, сохнет поклажа. И место на задворках дали. Ничего, утру носы». На него оглядывались, но русского не понимали. А тот за неделю до открытия выставки что-то колдовал в своем закутке с ватой и мешковиной, обрызгивал их водой. Потом посетители выставки ахнули – русский гость явился на открытие в диковинной красивой зеленой шубе. Она была живой – из проросшего ячменя... И товар у него оказался необычным: капуста, дыни, огурцы такие, каких здесь и не видывали.

Пройдут годы – и в знак признания огромного вклада в мировое овощеводство Е.А. Грачев будет избран почетным членом Национальной Академии земледелия, мануфактур и торговли в Париже. На крупнейших международных выставках ему будет присуждено 11 золотых, 41 серебряная и 11 бронзовых медалей. О талантливом селекционере напишут, что из его «больших, средних и малых» медалей можно составить целый «мюнц-кабинет» (собрание монет и медалей). А выдающиеся ученые А.В. Советов и А.М. Бутлеров предложат учредить Большую золотую медаль памяти Грачева и присуждать ее «за особые заслуги по усовершенствованию русского огородничества».


* Помология – наука о сортах ягодных и плодовых растений.

 

Рейтинг@Mail.ru