Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №6/2004

ЧЕЛОВЕК И ЕГО ЗДОРОВЬЕ

Ю.Ф. ФЛОРИНСКАЯ

Продолжение. См. № 5/2004

Качество жизни и здоровье населения

За неолитом в истории человечества наступил период небольших государств, а затем – древних империй, характерной чертой которых было появление довольно больших городов. Раскопки крупнейших городов древности (Вавилона, Ниневии) обнаружили следы коммунального благоустройства: остатки мостовых, водопровода и канализации из глиняных труб. Однако оно не спасало людей от различных инфекций.

В папирусе Аменофиса I, относящемся к 3730–3710 гг. до н.э., есть упоминание об оспе, а в папирусе, относящемся к царствованию Низарха V (2400 г. до н.э.), упоминается проказа. Столь же древней болезнью является и чума. Судя по всему, именно бубонная чума описана в той части Библии, которая посвящена исходу евреев из Египта (ориентировочно 1320 г. до н.э.).

По словам российского эпидемиолога В.А. Башенина, «у египетской мумии, похороненной в 1200 г. до н.э., найдена везикулезная сыпь натуральной оспы, у мумии за 1000 лет до н.э. – туберкулез позвонков, а у погребенных жителей Перу – лейшманиоз». Заразными болезнями человека в доисторическую эпоху медицины – до Гиппократа – были туберкулез, натуральная оспа, проказа, чума, лейшманиоз, сибирская язва, бешенство, дизентерия и холера. Все они, кроме двух последних, связаны с болезнями животных. Эти болезни распространены и в настоящее время: туберкулез бычий, птичий, рыб; оспа овечья, коровья; проказа крыс; чума; лейшманиоз; сибирская язва и бешенство.

Эпоху неолита и античности сменил феодализм, с тем же самым господствующим аграрным типом хозяйства. Интенсивнее стали развиваться города. Средневековые города отличались крайне неблагоприятной для жизни людей обстановкой: открытые сточные канавы, недостаток чистой питьевой воды, грязь и скученность в кварталах бедноты. Низкие требования к коммунальной гигиене превратили их в очаги опасных эпидемий. Эпидемии холеры, брюшного тифа, дизентерии, натуральной оспы, чумы и пр. даже в Европе продолжались почти до конца XVIII в. Чума вспыхивала здесь трижды – в 1720, 1743 и 1759 гг.

Продолжает господствовать постпримитивный тип популяционного здоровья со сравнительно короткой продолжительностью жизни большинства населения, с высокой вероятностью преждевременной смерти от периодически возникающих эпидемий острозаразных болезней, голода, авитаминозов и гиповитаминозов, неблагоприятного течения соматических заболеваний. Средняя продолжительность жизни колебалась от 20 до 35 лет. Младенческая смертность достигала 200 человек на 1 тыс. новорожденных.

Квазимодерный, модерный и постмодерный типы здоровья

Переход от стабильного аграрного общества к непрерывно меняющемуся современному индустриальному обществу привел к изменению и типов здоровья.

В промышленно развитых странах был принят ряд мер по санитарному благоустройству городов. Парламенты и муниципалитеты принимали законы, ограничивающие труд детей, подростков и женщин, обязывающие предпринимателей и владельцев домов в городах нести расходы по улучшению условий труда и быта рабочих, коммунальной инфраструктуры (водопровод, канализация).

Выдающиеся открытия Л.Пастера, Р.Коха, И.И. Мечникова, П.Эрлиха и других исследователей в области бактериологии, иммунологии, лечения и профилактики инфекционных заболеваний позволили предупреждать эпидемии и лечить людей, заболевших холерой, брюшным и сыпным тифом, туберкулезом, сифилисом и другими опасными болезнями, которые раньше уносили многие тысячи жизней.

В странах, вступивших в эпоху индустриализации, улучшалось состояние здоровья людей. Продолжительность жизни увеличилась на 15–20 лет. Младенческая смертность сократилась до 85 на 1 тыс. новорожденных.

Произошел переход от постпримитивного типа общественного здоровья к квазимодерному типу. При этом у беднейших слоев населения в городах и сельской местности доминировали элементы постпримитивного типа здоровья, а у наиболее обеспеченной части населения преобладали черты квазимодерного типа.

Окончательно сформировался квазимодерный тип популяционного здоровья во многих странах во второй половине XX в. В наши дни этот тип здоровья наблюдается в России, во многих странах Центральной и Южной Америки (Мексика, Панама, Аргентина, Чили, Уругвай, Коста-Рика, Бразилия, Чили, Венесуэла и др.); в отдельных странах Африки (Алжир, Египет, Марокко, Тунис, ЮАР и др.); в ряде стран Азии (Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Ирак, Иордания, Оман, Сирия, Турция, Индонезия, Малайзия, Таиланд, Китай, Монголия и др.); в Восточной Европе (Словакия, Румыния, Болгария и др.).

Квазимодерный тип характеризуется достаточной продолжительностью жизни большинства населения и в то же время повышенной преждевременной смертностью части людей молодого и допенсионного возрастов от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, несчастных случаев, отравлений и травм. В заболеваемости и смертности существенную роль продолжают играть инфекционные заболевания, в первую очередь туберкулез. Средняя продолжительность жизни находится в диапазоне 60–70 лет. Младенческая смертность составляет 15–70 на 1 тыс. новорожденных.

К середине XX в. в странах с развитой экономикой (большинство стран Западной Европы и Северной Америки) сформировался модерный тип здоровья. В государствах Юго-Восточной и Восточной Азии его формирование пришлось на последнюю четверть XX в.

Для этого типа здоровья характерна продолжительная жизнь большинства населения с надежной и эффективной работоспособностью и здоровой старостью. Среди основных причин смерти – сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, смертность от которых, благодаря успехам медицины, отодвинута на более пожилой возраст. Продолжительность жизни обычно 75–77 лет, а младенческая смертность не превышает 8–10 случаев на 1 тыс. новорожденных.

В перспективе в странах, перешедших на путь постиндустриального развития, можно ожидать появления постмодерного типа популяционного здоровья с продолжительностью жизни населения не ниже 85 лет и младенческой смертностью не более 5 на 1 тыс. новорожденных. Резкое снижение заболеваемости всеми видами болезней, успешное лечение ныне неизлечимых недугов, полноценная жизнь подавляющего большинства населения, медицина, направленная на повышение уровня здоровья практически здоровых людей, – таковы в общих чертах особенности постмодерного здоровья.

Наиболее экономически развитые страны стремятся сформировать этот, наиболее прогрессивный, тип здоровья. В то же время на Земле существуют человеческие общности, в которых доминируют примитивный и постпримитивный типы здоровья, да и квазимодерный тип, преобладающий в нашей стране, резко отличается в худшую сторону от модерного типа здоровья, прочно утвердившегося во всех развитых государствах.

 Географические подтипы и локальные варианты популяционного здоровья

 Помимо социально-исторических процессов на здоровье населения влияют и компоненты окружающего мира, прежде всего природные факторы. Учитывая их, можно выделить следующие макрогеографические (зональные) подтипы популяционного здоровья.

1. Высокоширотный, или полярный (арктический и антарктический).
2. Приполярный (субарктический и субантарктический).
3. Таежно-лесной (бореальный).
4. Субаридный и аридный (сухих степей, полупустынь и пустынь).
5. Субтропический (влажных субтропических лесов).
6. Тропический (влажных тропических лесов).
7. Горный (низкогорный, среднегорный, высокогорный).

Все они характеризуются специфическим набором заболеваний (нозологическим профилем, или патологической панорамой). Для полярных районов это обморожения, простудные заболевания, нарушения сердечно-сосудистой системы во время магнитных бурь и пр., обусловленные, в основном, физическими факторами (низкой температурой, высокой влажностью, ветром, геомагнитными явлениями). В тропических странах ведущее место в нозологическом профиле занимают болезни, вызываемые биологическими факторами, возбудителями инфекций и инвазий, укусами ядовитых животных, ядовитыми растениями. Иногда связь с географическими условиями отражается в названиях заболеваний, например: клещевой, или таежный, энцефалит; тропическая лихорадка; уровская болезнь; японский энцефалит; крымская геморрагическая лихорадка; вилюйский энцефаломиэлит и т.д.

Кроме того, «обычные» заболевания (сердечно-сосудистые, онкологические, органов дыхания, пищеварения и т.д.) в различных географических условиях протекают по-разному. Так, болезни системы кровообращения у выходцев из районов с умеренным климатом в условиях высоких широт протекают более злокачественно, возникают в более раннем возрасте и дают более тяжелые осложнения, чем в лесных или лесостепных районах.

Местные условия жизни населения – коммунальное благоустройство, способ водоснабжения, качество рекреационных ресурсов; техногенные воздействия – загрязнения атмосферного воздуха, поверхностных и подземных вод выбросами промышленности и автотранспорта; сельскохозяйственная продукция с высоким содержанием соединений азота, пестицидов, тяжелых металлов и т.д. продолжают довлеть в популяционном здоровье. Такие воздействия носят пространственно ограниченный характер, занимая территорию вокруг крупного предприятия (например, химического комбината), города с развитой промышленностью, реки, озера или морского залива, в которые сбрасываются неочищенные сточные воды. Пример тому – болезнь минамата – отравление метилртутью жителей побережья залива Минамата в Японии. Здоровье населения, ослабленное влиянием на него побочных эффектов хозяйственной деятельности, получило название «локальный вариант популяционного здоровья».

Иногда хозяйственно-экономические преобразования могут достаточно быстро и значительно менять локальную характеристику уровня здоровья. Примером может служить индустриальное освоение Братского Приангарья, где до конца 1950-х гг. проживали немногим более 40 тыс. человек. Все они были сельскими жителями и занимались земледелием, животноводством, охотой, рыболовством, заготовкой древесины. Строительство Братской ГЭС, лесопромышленного комплекса, целлюлозно-бумажного комбината и алюминиевого завода привело к затоплению пашен, сенокосов, уничтожению обширных участков тайги, охотничьих и рыболовных угодий. Под водами Братского водохранилища скрылось 249 старинных сел. Остатки местного населения «растворились» в массе пришлых людей. По сравнению с 1940 г. численность населения Братского района выросла в 6 раз. Братск из села превратился в город с населением около 203 тыс. человек.

В результате всех этих преобразований изменилась структура населения, его демографическое поведение, уровень культуры и образования, профессиональные предпочтения, и, конечно, изменился характер заболеваемости, инвалидности, причин смертности: переходный от постпримитивного к квазимодерному тип здоровья (его таежный подтип) сменился квазимодерным типом популяционного здоровья (братский вариант таежного подтипа).

Иногда различные типы здоровья встречаются на одной территории у групп населения, проживающих рядом. Например, на Таймыре живут рабочие и служащие Норильского горно-металлургического комбината, а в непосредственной близости от них пасут оленей, охотятся и ловят рыбу ненцы, долганы и нганасаны. Здоровье норильчан можно отнести к норильскому варианту арктического подтипа квазимодерного типа, а у коренных жителей Таймыра – арктический подтип постпримитивного типа популяционного здоровья.

Продолжение следует

 

Рейтинг@Mail.ru