Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №34/2003
Чудесная кошениль, или История о кармине

ЗООЛОГИЯ

Н.Ю. ЗОТОВА

Чудесная кошениль, или История о кармине

«Канцелярное семя»

«Канцелярное семя»

Если вас спросят, каких одомашненных насекомых вы знаете, то скорее всего ответ будет таков: медоносная пчела и тутовый шелкопряд. Однако есть еще совершенно необычные насекомые, которых человек собирает и разводит уже много лет для получения стойкой и яркой красной краски – кармина. Краски, находящей свое применение не только у художников и текстильщиков, но и в пищевой и парфюмерной промышленности, и у биологов, окрашивающих с помощью этого красителя гистологические препараты.

Кто же они, насекомые, производящие кармин? Это целый ряд видов совершенно необычной группы – кокцид, или червецов и щитовок (Coccodea), составляющих отдельный подотряд в отряде равнокрылых хоботных.

Кокциды широко распространены в природе, но заметить и распознать их нелегко, а уж признать в них насекомых… Достаточно сказать, что самки многих кокцид – единственные из наземных животных, ведущие совершенно неподвижный, прикрепленный образ жизни. Своим видом они более всего напоминают вздутия или мелкие чешуйки на коре растений или просто кусочки мусора, прилипшие к листу или к стволу. Глаза, усики и ножки у них обычно полностью редуцировано, а тело превращаено в набитый яйцами мешок. У многих видов присосавшиеся самки бывают защищены сверху восковыми выделениями, которые образуют над ними плоский, округлый или похожий по форме на запятую щиток (собственно отсюда и пошло название этих насекомых – щитовки).

Расселяются такие кокциды только на стадии личинок первого возраста, носящих название «бродяжек». Они подвижны и шестиноги, у них хорошо развиты простые глазки и усики, а еще имеются длинные хвостовые щетинки. Тело личинки уплощено, хоботок свернут в колечко, подогнут под брюшко и упрятан в специальный кармашек. Бродяжки очень малы по размерам и легко срываются и уносятся ветром, зачастую перемещаясь таким образом на значительные расстояния. Конечно, многие личинки погибают, но часть попадает на нужные им кормовые растения, где находит удобное место и намертво присасывается к источнику пищи.

Те личинки, которым в дальнейшем суждено превратиться в самцов, через некоторое время перестают питаться и создают вокруг себя кокон, под защитой которого у них происходит перестройка организма. В ходе нее личинки теряют ротовой аппарат и ножки. Ножки, правда, потом отрастают вновь. Кроме того, у самцов формируются крылья и длинные хвостовые нити. Зато рот так и не появляется – самцы выпархивают из кокона, только чтобы очень недолго полетать, отыскать себе подруг, а затем умереть. Впрочем, у некоторых кокцид самцов и вовсе нет – они размножаются партеногенетически.

Развитие самок происходит проще. Некоторые, как уже было сказано, теряют почти все органы, не связанные с питанием и размножением, и остаются на кормовом растении навсегда. Но есть и кокциды, самки которых совершают пусть короткое, но все же самостоятельное и весьма ответственное брачное путешествие. Поэтому у них сохраняются глазки, усики и лапки, заканчивающиеся крохотным коготком. Такие (считающиеся более примитивными) кокциды называются червецами. К ним принадлежат и те, кого называют собирательным названием «кошениль».

Несмотря на свою «малозаметность», кокциды – очень значимая в хозяйственном отношении группа насекомых. Многие из них – опаснейшие вредители растений. И не только сельскохозяйственных, но и оранжерейных, и комнатных. Бороться с ними, надежно защищенными своими щитками, крайне сложно. Из других видов получают очень ценные, порой незаменимые продукты, например шеллак. Но об этих насекомых мы расскажем в следующий раз. Сегодняшний же наш рассказ посвящен кошенили.

Кармин люди научились получать еще в древности. Уже в библейских легендах упоминается красная краска, полученная из красного червя, которая ранее всех употреблялась потомками Ноя. Для получения краски использовали несколько видов кошенили – дубовых червецов, или кермесов, обитающих в Средиземноморье; польскую кошениль, обитавшую и на территории современной Украины. Но наиболее качественной считалась краска, полученная из араратской кошенили. Известно, что в III в. н.э. персидский царь подарил римскому императору Аврелиану шерстяную ткань, выкрашенную в багряный цвет. Ткань стала достопримечательностью капитолия. Рим полнился слухами о потрясающем цвете материи, краски для которой были получены из некоего «червяка», разводимого в далекой Армении и называвшегося «кармир вортан». Первые письменные свидетельства об араратской кошенили относятся к V в. Армянский историк Лазарь Парбский писал: «Корни тростниковых растений не бесполезно выращивает вожделенная равнина Арарата. Ими порождаются черви на украшение в красный цвет, который приносит пользу любителям доходов и роскоши». Араратская кошениль упоминается и в средневековых арабских хрониках, где говорится о том, что в Армении краска «кирмиз», используется для окраски пуховых и шерстяных изделий и вывозится в различные страны. Использовали краску и для раскрашивания гравюр в древних книгах. До сих пор в Матенадаре – хранилище древнеармянских рукописей хранятся толстые фолианты, рисунки и буквы в которых выполнены красками естественного происхождения, в том числе и красным кармином.

Но позже судьба отвернулась от араратской кошенили. С XVI в. промысел ее пошел на убыль. На мировом рынке появилась мексиканская кошениль – насекомое родом из Нового Света, из Мексики. Впервые в Европу пурпурную краску, полученную из этого насекомого, вместе с другими чудесными вещами из завоеванной страны привез в дар своему королю Хуан Кортес. Долгое время Испания монопольно владела этим сокровищем, однако позже мексиканскую кошениль развели на Яве, на Канарских островах, в Алжире, на мысе Доброй Надежды и в некоторых других местах.

Мексиканская кошениль (Dactylopius coccus) относится к другому роду и даже другому семейству, чем араратская (Porphyrophora hamelii). Она мельче по размерам, но зато обладает целям рядом достоинств. Во-первых, краска из нее получается более яркая. Во-вторых, жизненный цикл этого насекомого короче, и в Мексике получают не одно, а пять поколений в год, следовательно, общий «урожай» не в пример обильнее. Наконец, в высушенных тельцах мексиканской кошенили практически отсутствует жир, который затрудняет извлечение краски из кошенили араратской. Мексиканских насекомых собирали на кактусах опунциях, умерщвляли, сушили и в виде сморщенных «зернышек» пускали в продажу. Получить из этих «зернышек» краску не составляло уже никакого труда. В России «зернышки» кошенили именовались «канцелярным семенем».

Араратская кшениль и ареал ее распространения

Араратская кшениль и ареал ее распространения

Об араратской и других старосветских видах кошенили практически забыли. Только в некоторых армянских монастырях по-прежнему использовали «кармир вортан» для раскрашивания гравюр в книгах.

В начале XIX столетия в Эчмиадзинском монастыре архимандрит Исаак Тер-Григорян, он же миниатюрист Саак Цахкарар, упорно ставил опыты с кошенилью и восстанавливал старые рецепты получения стойкой краски.

В 30-е годы XIX столетия араратской кошенилью заинтересовался академик Императорской академии наук России Иосиф Христианович Гамель (1788–1862). Ученый написал труд о «живых красителях», и его фамилия даже была увековечена в видовом латинском названии армянского червеца.

На рубеже XIX и XX вв. появились дешевые анилиновые красители, и, казалось бы, в кошенили отпала необходимость. Но прошло совсем немного времени, и люди поняли, что химические красители имеют серьезные недостатки. У кошенили оказалось множество преимуществ, и главные из них – стойкость (устойчивость к свету, к «выгоранию») и безвредность для человека. И вот в парфюмерной и пищевой промышленности снова стали использовать натуральную кошениль.

Польская кошениль

Польская кошениль

Стремясь сократить ввоз в страну импортных продуктов, правительство РСФСР обратилось в МГУ им. М.В. Ломоносова с запросом о возможности замены мексиканской кошенили каким-либо отечественным источником кармина. Ответ на этот запрос был получен от энтомолога Бориса Сергеевича Кузина, который отлично знал об араратской кошенили. Ему же было поручено поехать в Ереван и исследовать обитавшее в армянских долинах насекомое. Кошениль была найдена, и началось ее изучение и промысел, однако их развитию помешала война, а затем и послевоенные неурядицы. И только в 1971 г. началась новая страница в истории араратской кошенили. Вновь стали изучать условия жизни и развитие маленького носителя кармина, изыскивать эффективные возможности использования этого насекомого.

Какова же биология араратской кошенили, каков ее жизненный цикл? В конце апреля – начале мая из яиц, которые благополучно перезимовали в земле, выходят крохотные темно-красные личинки-бродяжки, которые ползают по солончакам, пока не наткнутся на нужные им кормовые растения –тростник (Phragmites australis) или прибрежницу (Aeluropus littoralis). На этом «бродяжничество» заканчивается. Личинки зарываются на глубину 1–5 см, присасываются к корневищам растений и начинают питаться их соками, «нагуливая жир». Несколько раз линяя, личинка растет, становится округлой, покрывается щитком, лишается конечностей и превращается в цисту. Во второй половине августа из цист появляются самки и преднимфы самцов. В целом и те, и другие похожи на маленьких мокриц, только цвет у них сначала фиолетовый, а затем красный. Будущие самцы примерно вдвое меньше своих подруг (длина их тела составляет около 2–4 мм) и лишены рта, тогда как самки сохраняют и хоботок, и отлично развитую пищеварительную систему. Они снова присасываются к корневищам и продолжают питаться. А преднимфы самцов, влекомые непонятной целью, выбираются на поверхность солончака и некоторое время по ней ползают. Но в конце концов они снова зарываются в землю, где образуют вокруг себя белые восковые коконы. В сентябре из них выходят нежные крылатые самцы, совершенно не похожие на своих толстых подруг. Еще три дня после вылупления самцы находятся под землей, за это время они созревают, у них расправляются крылья и отрастают изящные восковые хвостовые нити. На четвертый день они выходят на поверхность. В это же время на поверхности появляются и половозрелые самки – в жизни кошенили наступает брачный период. Во всей популяции он длится около полутора месяцев, но для каждого отдельного насекомого есть всего один день, чтобы познать радости супружеской жизни. Зато за этот единственный день самец способен спариваться до 70 раз. Затем он погибает, а оплодотворенная самочка удаляется под землю и приступает к формированию яйцевого мешочка из нежных восковых нитей. Если же самка оказалась неоплодотворенной, то она снова выходит на поверхность, чтобы все-таки найти своего суженого.

Самка начинает откладывать яйца на 7–8-й день после оплодотворения и продолжает это делать на протяжении примерно месяца, производя за это время до 800 яичек. Затем насекомое погибает, а яички развиваются, чтобы весной весь цикл повторился снова.

Кошениль араратская – насекомое-эндемик. В настоящее время известный ареал у нее очень маленький – всего около 4000 га в Армении и еще немного в Азербайджане. Общие запасы кошенили, по данным Красной книги СССР, оценивались приблизительно в 100 т, а сейчас, возможно, и меньше. Без тростника и прибрежницы кошениль не проживет, а человек все больше наступает на их естественные места обитания. Поэтому выхода для спасения араратской кошенили всего два – искусственное разведение и создание заказников. Еще в 1980-е гг. планировалось создать два таких заказника, площадью 100–200 га: один на солончаках на юге Октемберянского района, другой в Араздаянской степи. Заказники были созданы, однако вскоре в стране начались известные политические события, и ... Так что если кто-то из наших читателей что-то знает о нынешней судьбе араратской кошенили, – пусть напишет нам.

 

Рейтинг@Mail.ru