Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №28/2003

БИОЛОГИЯ ДЛЯ МАЛЫШЕЙ

Г.Е.ЛУПАНОВА

Продолжение. См No 27, 28, 29/2001г.

Биологические сказки

Семнадцатая сказка

Дня через два Женя спросил у Тимоши:
– У тебя в копилке много денег?
Тимоша пошел, погремел копилкой и сказал:
– Наверное много.
– Доставай все, – скомандовал Женя. – Мне папа денег дал. Пойдем в магазин «Умелые руки».
– А что мы будем покупать? – спросил Тимоша. Сердце его радостно забилось, потому что он очень, ну просто чрезвычайно любил покупки, особенно подарки.
– Хочу сделать биологического робота, – серьезно ответил Женя. – Нужно купить много материалов и деталей. Но боюсь, что папиных рулей нам не хватит.
В ответ Тимоша вытряс из копилки все монетки и рассовал их по карманам. Женя пустяками не занимается. Если он что-то придумал, значит, наверняка, будет интересное дело. А на это никаких денег не жалко.

В магазине «Умелые руки» продавалась масса интересных вещей. Одни из них были сломаны, другие – недоделаны, третьи – разобраны на части. Продавались обрезки и отходы разных материалов. У Тимоши даже глаза разбежались. Но Женя повел его прямо в отдел «Биологические детали». Там он внимательно осмотрел витрину и вдруг крепко сжал Тимошину руку:
– Нам повезло! Смотри, сегодня продается комплект для сборки биологического робота.
Комплект стоил дорого. Пришлось отдать и папины деньги, и почти все Тимошины сбережения. Осталось у них только немного мелочи.
Женя озадаченно почесал в затылке:
– Даже на метро не хватит!
– Ничего, мы пешком дойдем, – ответил Тимоша, прижимая к себе огромный пакет. Он весь сиял, потому что они купили замечательную вещь: во-первых, большую, во-вторых, не для кого-нибудь, а для себя, в-третьих, ее можно собирать, как конструктор, а в-четвертых, с биологическим роботом можно будет играть. Подумаешь, пройти пару остановок пешком, когда у тебя в руках целый пакет радости!

Идти, впрочем, оказалось не так уж легко. Пакет был тяжелым и неудобным, а нести его надо очень осторожно, чтобы не повредить хрупкие детали, которые находились внутри. Мальчики изрядно устали и измучились. Хотя нести пришлось, конечно, Жене, Тимоша бежал рядом и давал брату полезные советы.
Едва мальчики пришли домой, Тимоша закричал, сбрасывая пальто и ботинки:
– Ну, давай скорее делать робота!
Жене самому не терпелось заняться этим интересным делом.
Мальчики расположились прямо на полу: ведь для постройки нужно было много места. Папа с мамой обещали им не мешать и не ругать за беспорядок. Братья принялись за работу.
– В биологическом роботе, – объяснял Женя, – все устроено, как в живом организме. Поэтому ты сейчас еще и узнаешь, как мы с тобой устроены.
– И ты узнаешь? – спросил Тимоша, листая книжечку с трудным названием «Инструкция».
– Я-то все эти премудрости давно знаю, – небрежно отмахнулся Женя, раскрывая пакет. – Помнишь, мы с тобой говорили про ткани? Про живые ткани.
– Помню, – отвечал Тимоша, помогая брату раскладывать баночки, сверточки и кульки из пакета, – Только я твои объяснения проспал.
– Сейчас мы из этих тканей будем делать биоробота. Сначала нам нужен скелет...
– Покойник, что ли? – с испугом спросил Тимоша.
– Почему покойник? – не понял Женя.
– Так в страшных сказках бывает: покойники, скелеты, гробы, кладбища.
– Нет, – засмеялся Женя, – скелет – это не покойник. Скелет – это все кости, которые есть в человеке или в животном. Они его держат, не дают упасть и позволяют двигаться. Вот что такое скелет.
– Скелет состоит из ткани? – осведомился Тимоша.
– Из ткани, – подтвердил Женя, – из костной ткани. Клетки костной ткани очень твердые, прочные, ведь на них все тело должно держаться.
В это время Тимоша поднял самый большой сверток – на пол посыпались кости.
Женя кинулся к брату:
– Тимоша! Нужно быть осторожнее. Если мы так будем обращаться с деталями, то сможем только какого-нибудь урода сделать.
Тимоша виновато подобрал косточки, а Женя начал их складывать: это – череп для головы, это – позвоночник для туловища. Кости рук, кости ног...
– А это для птички? – засмеялся Тимоша и поднял что-то похожее на клетку.
– Это клетка для сердца, – ответил Женя. – Она так и называется – грудная клетка. Давай ее сюда, мы ее к позвоночнику прикрепим. Вот так. Теперь нам нужны кости таза.
– Тут тазов нет, – всполошился Тимоша. – Это не баня и не ванная.
– Вот они, кости таза, – показал Женя, – В этот таз кишки складывают. – Он приделал кости таза к позвоночнику. А к костям таза прикрепил длинные кости ног.
– Давай коленные чашечки! – распорядился он.
Тимоша опять удивился:
– То тазы, то чашечки. Что мы – в дочки-матери играем, что ли!
Женя порылся в пакете и сказал:
– Дочки-матери здесь ни при чем. Эти чашечки нужны для колена. Здесь будет сустав.
– А зачем? – Это был любимый Тимошин вопрос.
– Сам видишь, кости не гнутся, – объяснил Женя, тщательно прилаживая коленную чашечку к ноге будущего биоробота. – А мы, когда ходим, сгибаем ногу. Чтобы ноги сгибались, их делают из двух частей, а посередине вставляют сустав. Вот и готов отличный коленный сустав. – Женя с удовольствием рассматривал свою работу.
– Так это же у нас коленка получилась! – узнал Тимоша. – Так бы сразу и сказал, а то обыкновенную коленку суставом называешь!
Но Женя уже был увлечен прикреплением стопы с пяткой и длинными пальцами и ничего не ответил. Тимоша вдруг затих, что-то внимательно рассматривая в пакете.
– Смотри! Локтевой сустав! Это для руки! – вдруг закричал он.
– Откуда ты узнал? – удивился Женя.
– Здесь написано, – Тимоша показал пальцем на надпись на обертке.
– Разве ты умеешь читать? Ты же еще только буквы выучил!
– Научился, – ответил малыш. И добавил застенчиво – Я хочу быть умным, как ты. А без чтения умным не станешь.
– Молодец, – похвалили его Женя, довольный, что младший брат так ценит его знания и интеллект. – Раз уж начал читать, теперь быстро все премудрости узнаешь. В книгах чего только не написано. В школу пойдешь – отличником станешь. А пока надо закончить со скелетом. Приделываем руки: плечевая кость, локтевой сустав, кости предплечья, кости запястья, кости пясти, фаланги пальцев...
– Что ты все бормочешь непонятные слова? – не выдержал Тимоша, озадаченно рассматривая, как мелькают косточки в ловких руках брата.
– Из всего этого сделаны руки, – коротко ответил тот, прикрепляя последние косточки. – Ну вот, скелет готов.

Мальчики с удовольствием рассматривали результаты своих трудов: на полу лежал маленький хорошенький скелетик.
– Давай внутренние органы вставим и пойдем ужинать, предложил Женя.
– Давай, а какие мы органы вставлять будем?
– Сначала, конечно, мозг, – распорядился Женя, деловито раскрывая баночки с внутренними органами.
– Мозг вставляем в голову? – осведомился Тимоша.
– В голову, – подтвердил Женя, – и в позвоночник.
– Ты хочешь сказать, что в спине есть мозг?
– Вот именно, там находится спинной мозг. Помоги мне.
Мальчики осторожно вставили серый, похожий на застывший кисель головной мозг в черепную коробку робота, а узенькую упругую ленту спинного мозга заправили в позвоночник.
– А почему спинной мозг длинный и ровный, а позвоночник из каких-то шариков сделан? – не унимался Тимоша.
– На позвоночнике держится все тело, это главная часть скелета, поэтому он должен быть очень прочным. Но здесь не подойдет просто твердая палка, как бедро, например. (Женя показал на самую толстую кость в верхней половине ноги.) – Тогда бы мы всегда ходили с прямой спиной и не могли бы наклоняться. Поэтому в позвоночнике много-много суставов между отдельными маленькими косточками – позвонками.
– Наверное, людоедихи из них бусы делают, – задумчиво промолвил Тимоша, трогая пальцем соединенные друг с другом шарики позвонков.
– Посмотри, как хитро распорядилась природа, – показал Женя, – Из-за того, что суставчиков много, мы можем гнуться в разные стороны. А из-за того, что позвонки такие крепкие, нежный спинной мозг надежно спрятан, да и остальные кости работают без опаски – опора у них надежная.
Тимоша завел руку за спину и потрогал свой позвоночник.
– Вот, оказывается, какая вещь нужная. А я думал – спина бесполезная часть тела, только дырку закрывает, чтобы внутренности не вываливались.
– Вот давай внутренностями и займемся, – предложил Женя, – а то мы с тобой заболтались, а работы еще много. Давай заселим грудную клетку. Где у нас сердце и легкие?
– Тяжелые тоже вставлять будем? – осведомился Тимоша с озабоченным видом.
– Какие тяжелые? – не понял брат.
– Ты сказал, что легкие нужно вставить, значит, и тяжелые тоже, я думаю.
– Нет, Тимоша, – с улыбкой объяснил Женя. – Никаких тяжелых в организме нет. А вот легкие есть. Мы ими дышим. Их и легкими назвали потому, что в них много воздуха. Легкие и сердце живут в грудной клетке.
Женя закрепил винтиками сердце и легкие. Тимоша, полез в очередной пакет и вдруг закричал:
– Ой, что это? Шланг какой-то.
Женя бросился к нему:
– Осторожно, это кишки. Не порви, пожалуйста. Это мы в брюшную полость положим.
– А, в таз! – вспомнил, смеясь, Тимоша.
– Вот именно, – подтвердил Женя, аккуратно расправляя в тазу складочки кишечника. – Раз ты умеешь читать, то найди мне, пожалуйста, почки, печень, селезенку и мочевой пузырь. Mы их сюда же положим.
Тимоша покопался в пакетиках, нашел то, что просил брат, потом сказал:
– Тут еще один пакетик остался. Написано: «Желудок».
– Отлично! Это последний орган. Сейчас мы и его прикрепим, и можно ужинать. Только ты кушай скорее, у нас еще масса работы впереди. Боюсь, мы сегодня не успеем.

Восемнадцатая сказка

За ужином Тимоша ел так быстро, что не успевал проглатывать, и каша то и дело вываливалась у него изо рта. При этом он с заговорщицким видом толкал под столом брата. У того в конце концов разболелась нога, и вскочил синяк. Маме даже пришлось сделать замечание младшему сыну:
– Тимоша, если ты не прекратишь вести себя как поросенок, то после ужина будешь убирать комнату и мыть посуду.
Угроза подействовала. Мыть посуду вместо того, чтобы собирать биоробота! Об этом даже думать не хотелось. Тимоша сразу закрыл поплотнее рот и до конца ужина старательно следил, чтобы на стол не упало ни крошки.
Женя тоже спешил. Даже за едой он все время обдумывал план дальнейших действий. Он быстро допил молоко, сунул в рот последний кусок булки и, дожевывая на ходу, сказал:
– Спасибо, мамочка. Ты сегодня замечательно заварила чай и испекла вкусное печенье.
Мама озадаченно посмотрела на стол, где ни чая, ни печенья не было, потом на сына, но его уже не было рядом. Он сидел на полу рядом с Тимошей и трудился над созданием робота. Мама вздохнула, покачала головой и стала собирать тарелки одна. Она поняла, что у ее детей слишком важные дела.
Женя продолжал сборку.
– Теперь мы займемся мышцами. Без мышц робот не сможет двигаться.
Тимоша, тут же нашел пакет с надписью «Мышцы», открыл его, заглянул внутрь и сообщил огорченно:
– Нас обманули. Никаких мышей здесь нет.
– Что ты, Тимоша! Какие мыши! Там должны быть мышцы, такие длинные и состоят из многих-многих волосков. Они похожи на мотки с пряжей.
– Точно! Есть! – обрадовался Тимоша и вытащил несколько прядей. – Вот это и есть мышцы?
– Да, но они сделаны из другой ткани, из мышечной. У клеток мышечной ткани есть такие свойства, которых у других тканей нет. Они могут становиться то длиннее, то короче. Научно говоря, они могут сокращаться. Когда мышца сокращается, она работает. И мы работаем, если работают мышцы. А для того, чтобы мышцы работали, им нужна энергия, которая находится в молекулах АТФ.
– А, это наши знакомые, двухголовые с хвостами! – вспомнил Тимоша. – Мы их в амебе видели. Так эти батарейки и в нас тоже есть?
– Конечно. Природа свои ценные изобретения везде использует.
Женя присоединил концы мышцы к плечу и к локтю. Потом легонько дотронулся до нее. Мышца сделалась толще, короче и потянула за собой плечевую кость. Рука поднялась.
Тимоше понравилось, как работает мышца, и он попросил:
– Можно я тоже какую-нибудь мышцу прикреплю?
– Попробуй, – разрешил Женя, – только осторожно.
– Ладно, – затаив дыхание, отвечал Тимоша. – Я буду очень-очень осторожен.
Мышц было много: для рук, для ног, для спины, для шеи, для живота. Даже на лицо пришлось прикрепить много очень мелких мышц.
– На лицо-то зачем? – удивлялся Тимоша. – Разве лицом двигаются?
– А как же! Улыбаются, чихают, морщатся – этого без мышц нельзя сделать. Ни одного движения без мышц не бывает.
Наконец пакет с мышцами опустел. Мальчики отошли в сторону, чтобы полюбоваться своей работой.
– Ну как? – спросил Женя. – Нравится?
– Уже на что-то похоже, – одобрительно отозвался Тимоша, только у него такой вид, будто он из мяса сделан, – пояснил он, сморщив нос.
– Так это и есть мясо! – засмеялся Женя. – Когда мы едим мясо, мы едим мышцы. Разве ты не замечал, что мясо состоит из тоненьких волосков – мышечных волокон? И мы такие же мышцы прикрепили к нашему роботу.
– Вот уж не думал, – расстроился Тимоша, – что я у каких-то зверей мышцы съедаю. Им больно, наверное, когда им мышцы отрезают.
Женя поспешил отвлечь малыша от грустных размышлений:
– Давай-ка теперь нервную систему наденем. Они очень осторожно раскрыли сверток с надписью «нервная система». Там лежала тонкая-тонкая сеть. Ее нужно было надеть на робота, не повредив ни одной ниточки. А ведь некоторые ниточки этой сети были тоньше волоса. Мальчики долго возились, сопели от старания – так они боялись неправильно выполнить эту трудную работу. Одни концы сеточки нужно было прикрепить к головному мозгу, другие – к спинному, и перепутать было нельзя. Часть работы пришлось отложить на завтра, потому что вечер наступил слишком быстро, и мама, несмотря на просьбы и уговоры, отправила мальчиков спать.

Только на следующий день ответственная работа была закончена. Мальчики почувствовали себя усталыми. У них даже руки немножко дрожали от долгой напряженной работы. Но из Тимоши продолжали сыпаться вопросы:
– Женя, а что такое нервная система? А из чего она сделана? А для чего эта сеть? А почему мы все ниточки прикрепляли к мозгу?..
Дождавшись паузы между Тимошиными вопросами, Женя начал отвечать.
– Нервная система состоит из нервов. Ты знаешь, что такое нервы?
– Знаю, это такие штуки, которые болят. Очень вредные. Если бы их не было, ничего не болело бы.
– Думаешь, хорошо было бы?
– Конечно! Упал, например, и ни капельки не больно.
– Ну-ну, Весь разбился – и не заметил бы. Помнишь, мы читали такую сказку у Джанни Родари. Один мальчик был очень рассеянным. Он пошел гулять и стал все терять: уши, нос, руки, ноги... Все потерял, потому что у него нервов не было. А были бы нервы, он ничего не потерял бы. Только стало бы, к примеру, ухо отваливаться, нервы сразу закричали бы: «Караул!» Мальчик за это ухо схватился бы и побежал к доктору: «Пришейте, пожалуйста, покрепче, а то больно!» И все было бы в порядке. Вот и ты, скажем, бежишь, падаешь и разбиваешь колено. А нервы тут же сигнал дают: «Опасность! Могут попасть микробы. Нужно полечиться и ходить осторожно.»
Тимоша задумался:
– Значит, и от нервов есть польза. А я думал – одни неприятности. Но вот сейчас я сижу спокойно, ни обо что не разбиваюсь. Что мои нервы делают? Спят? Им же не надо сейчас кричать «больно! больно!»
– Нервы не только кричат о боли. Нервы сообщают обо всем, что происходит внутри организма и вокруг него.
– Кому? Мне что ли? – засмеялся Тимоша. – Никто мне ничего не сообщает.
– Нервы сообщают все самому главному нерву – мозгу. Знаешь, где он находится?
– Знаю, знаю, – махнул рукой Тимоша. – В голове. Я им думаю.
– Зрительные нервы передают в мозг то, что видят глаза. То, что ты слышишь, – несут в мозг слуховые нервы, – объяснял Женя. – Где жарко, холодно, больно, щекотно. Про острое, неудобное, удобное, мокрое, сухое... Когда чешется, давит, щиплет – про все это сообщают нервы.
– А как они это делают? – задумчиво произнес Тимоша. – Например, уколю я пальчик, нерв об этом сразу узнает?
– Да, ведь он как раз в пальчике сидит.
– Ну и что, он бежит к мозгу говорить, что пальчику больно? Телеграмму посылает? Или по телефону звонит?
Женя покачал головой;
– Ты прекрасно знаешь, что внутри нас нет ни почты, ни телефона. Позвонить мозгу нельзя, послать письмо или телеграмму – тоже. Зато ты видел, что нервная система похожа на сеть, сплетенную из ниточек-нервов. Кончики этих нитей чувствуют тепло, боль, щекотку и все остальное. Ниточка тянется к самому мозгу и передает туда сигнал: «Чувствую боль, щекотку, тепло!» А от мозга отходит другая ниточка-нерв. Она идет в мышцу. Услышит мозг команду «щекотно» – командует: «смеяться». А скажут мозгу нервы: «тепло, приятно», мозг разрешает: «погрейтесь, отдохните». Это устройство называется рефлекторной дугой.
Женя взял карандаш и нарисовал:

Один нерв шлет сигнал мозгу, а от мозга к мышце команда идет по другому нерву. Вот что такое рефлекс.
– Значит рефлекс – такая штука, чтобы не думать? Мозг сам соображает, какую мышцу дергать, правильно? – спросил Тимоша тоном прилежного ученика.
– Когда мозг все соображает без тебя, это называется безусловным рефлексом. Например, сидишь ты в темной комнате, вдруг я включаю свет. Как ты думаешь, зажмуришься ты или нет?
– Тут сначала зажмуришься, а потом подумаешь, кто свет включил и зачем, – засмеялся Тимоша.
– Вот-вот, – обрадовался Женя, – это и называется безусловным рефлексом. Но бывают еще и условные рефлексы...
Женя принялся чесать затылок. Это был знак, что он о чем-то задумался.
– Женя, зачем ты в затылке чешешь? –заботливо спросил Тимоша.
Брат опустил руку и смущенно признался:
– Рефлекс такой – как задумаюсь, так начинаю затылок чесать.
– Рефлекс? – удивился Тимоша. – Настоящий?
– А что тут удивительного?
– Оказывается рефлекс прямо у тебя в затылке сидит! Женя засмеялся Тимошиным рассуждениям и продолжил рассказ про условные рефлексы.
– Допустим, тебе нужно завтра рано вставать. Ты перед сном поставишь будильник. Утром он зазвонит, ты вскочишь, подумаешь спросонья: «Что это спать мешает?» Потом соображаешь: «А, это будильник! Я его вчера заводил. Значит, пора вставать». А если ты каждый день по будильнику вставать будешь, то привыкнешь и без звонка в это время просыпаться.
– Получается, что будильник меня будет дрессировать, как обезьянку, – обрадовался Тимоша.
– Получается так, – согласился Женя. – Когда детей учат или воспитывают, всегда условные рефлексы вырабатывают.
– А у взрослых можно выработать условные рефлексы?
– Конечно, можно.
– Надо у мамы такой условный рефлекс выработать: только я попрошу, она мне сразу конфетку даст, – сказал Тимоша, вставая. – Пойду, попробую ее подрессировать.

Продолжение следует

 

Рейтинг@Mail.ru