Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №44/2002

В.А. ЯРХО

Медовая ярмарка

В июле 1887 г. от пристани возле Краснохолмского моста на Москве-реке отправился необычный караван: два парохода тащили вниз по реке огромную барку, декорированную под цветущий сад, с живыми деревьями и цветами в ящиках и кадках. Между деревьями на барке были расставлены ульи с роями живых пчел. В нескольких специально устроенных павильонах были представлены образцы самых современных по тем временам ульев, инструментов и других предметов, необходимых для ведения пчеловодства на научной основе. В витринах были выставлены образцы разных сортов меда, воска и иных продуктов пчеловодства. На борту необычной барки имелась обширная библиотека книг, брошюр и рисунков.

Караван назывался «Первая передвижная выставка научного пчеловодства» и был снаряжен Императорским обществом акклиматизации животных и растений в Москве. Инициаторы этого похода по реке, приват-доцент Москов-ского университета Н.В. Насонов и священник П.И. Кротков, были активными пропагандистами и популяризаторами пчеловодства в России. Путешествуя с караваном, они на каждой остановке передвижной экспозиции читали лекции, давали пояснения и консультировали всех желающих как по теории дела, так и по практическим вопросам. Лекции сопровождались простыми и убедительными примерами, демонстрациями пособий, рисунков, образцов и даже «туманными картинками из волшебного фонаря» – так называли тогда показ слайдов.

Об основании Императорского общества акклиматизации растений и животных его главный попечитель Великий князь Николай Николаевич (старший) объявил 3 января 1864 г., и почти сразу же несколько энтузиастов, во главе с Г.А. Александровым, стали хлопотать о создании при Обществе отдела пчеловодства и Опытной пасеки. После того как сочувствовавший делу благотворитель А.И. Евсеев пожерт-вовал на эти цели 40 тыс. рублей, хлопоты получили существенную материальную поддержку.

2.gif (2156 bytes)Другой сочувствующий, министр Государственных имуществ, видя серьезность намерений создателей пасеки, распорядился выделить под нее земельный участок в Подмосковье, размером в одну десятину, в так называемом «Измайловском зверинце» – бывшей усадьбе, родовой вотчине бояр Романовых. Место под Опытную пасеку было выбрано весьма удачно: кроме «зверинца с заморскими зверями», в родовом поместье были еще и изумительно ухоженные сады, в которых росли яблони, груши, вишни, дыни, миндаль, финики и вино-град.

Г.А. Александров, заведовавший Опытной пасекой первые десять лет, устроил две выставки рационального пчеловодства – в 1865 и 1875 гг. Позже некоторое время Пасекой заведовали В.Н. Лепешкин и П.Н. Борисовский. В 1885 г. у пасеки появился новый щедрый попечитель – С.П. Губонин, миллионер, промышленник, знаменитый строитель железных дорог. Он щедро жертвовал деньги на ремонт зданий пасеки и ее благоустройство.

Задачи Опытной пасеки были определены довольно точно: организация научной работы по изучению пчел, условий их разведения и содержания, исследование продукции, ими производимой, и пропаганда методов «рационального пчеловодства» среди пчеловодов-практиков России.

Москва-река. Гравюра середины XIX в.

Москва-река. Гравюра середины XIX в.

Плавучий караван на Москве-реке был первой попыткой ученых-пчеловодов донести до самых отдаленных уголков Московской губернии знания, накопленные на опытной пасеке: просвещение крестьян, сельских хозяев считалось основной задачей пчеловодческого отделения Императорского общества акклиматизации растений и животных.

Выставка останавливалась в Перерве, селе Коломенском, в Николо-Угрешском монастыре, Острове, Мячкове, Софьине, Маркове и других местах. Для крестьян вход был бесплатный, и от посетителей чудесной барки-сада, на которой пчелы, не обращая внимания на необычность своего положения, продолжали сбор нектара, живя своею хлопотливой летней жизнью, не было отбою. Во время остановки в Мячкове, например, выставку посетили более 5 тыс. человек!

Конечным пунктом маршрута при плавании вниз по Москве-реке была Коломна. Этот пункт для долгой остановки был избран не случайно: занятие пчеловодством испокон веку процветало в Коломне и Коломенском уезде. Не только крестьяне в деревнях и селах, но и городские жители держали у себя в усадьбах пасеки. Среди учредителей и покровителей секции пчеловодства при Императорском обществе акклиматизации видную роль играли уроженцы Коломны: знаменитый журналист, издатель газеты «Современные Известия» Никита Петрович Гиляров-Платонов и промышленник-миллионер П.И. Губонин.

Вид на Коломну

Вид на Коломну

Когда во второй половине XIX в. в Подмосковье началось бурное развитие промышленности и сведены были многие леса, прежде дававшие хороший «взяток», во многих местах пчеловодство забросили и только в Коломне этого занятия не оставили. Коломенский уезд к концу века стал «пчеловодческим оазисом» Подмосковья. В каждом селении уезда два-три хозяина держали пасеки, насчитывавшие до 30 колод-ульев. Десятка полтора пчеловодов разводили пчел прямо в городе, чему способствовало большое количество фруктовых садов, бывших гордостью коломенского купечества и мещанства, огромные огороды вокруг города, а также заливные луга по берегам рек Оки, Москвы и Коломенки.

Большинство сельских пасек было устроено довольно примитивно: пчел содержали в колодах-стояках. Новый, вышедший рой собирали и усаживали в новую колоду. В конце июля, ко времени сбора меда, пчеловод осматривал колоды, определяя, какие оставить на зимовку. Те, в которых меду собралось более всего, «закуривали» серой. Пчелы в «закуренных» колодах погибали, пчеловод вырезал мед из колоды и складывал в приготовленные корыта, сортируя его на «чисто сотовый» и «какой похуже».

2.gif (2156 bytes)Горожане содержали пчел «на рациональных началах». На усадебных участках в Коломне пасеки организованы были «по науке», и пчел содержали в ульях систем Дадана, Рута, Зубарева.

Среди городских пчеловодов особенно выделялись своим передовым хозяйствованием коломенские жители Маслов, Пономарев и учитель-инспектор коломенского городского училища Боушев. Эти городские пасечники оставляли на зимовку по 50–70 ульев.

Увлекались пчеловодством не только городские обыватели и крестьянство, но и интеллигенты: учителя, врачи, а также духовенство и мелкое чиновничество, особенно те, кто был обременен большим семейством. Ведь продукция пчеловодства всегда давала неплохую прибыль, и в Коломне эта отрасль кормила многих.

Прибытие каравана «Передвижная выставка научного пчеловодства» в 1887 г. было приурочено к началу так называемой «медовой ярмарки», которая традиционно, каждый год в течение многих лет, открывалась в Коломне непременно 1 августа (по старому стилю). В этот день в город со всей округи прибывало до 500 возов, груженных медом. На каждом из возов в город доставлялось по 5–6 пудов сладкого и душистого товара. На городской торговой площади эти возы вставали рядами, и так образовывалась «медовая ярмарка».

Существовал в городе старинный обычай – 1 августа «разговляться молодым медом». Был даже целый ритуал подобного «разговенья». Рядом с торговцами медом на ярмарке располагались продавцы глиняной посуды и «ситного» хлеба.

Коломенские обыватели и приехавшие на ярмарку жители уезда, выбрав товар «по вкусу», непременно покупали глиняную посуду и свежеиспеченный ситник.

Но праздник праздником, а дело делом. Ярмарка была предприятием прежде всего коммерческим. В самом начале «медовой ярмарки» цены обычно «заламывали»: за фунт меда просили по 25–35 копеек, но ближе к вечеру цены падали. То, что не успевали продать в розницу, забирали у продавцов оптовики.

Самых крупных купцов, «работавших по меду» в Коломне на рубеже XIX и XX вв., было трое. Прежде всего это Муравьев, владелец коломенского воскотопного предприятия – агент епархиального свечного завода. Затем Чуприков – изготовитель знаменитейшей коломенской пастилы, одним из главных ингредиентов которой был местный мед. И замыкал тройку Исаев, ведший оптовую торговлю медом. Обычно эти трое, дождавшись конца ярмарочного дня, скупали мед без всякой сортировки, платя по 3,5–4 рубля за пуд.

Всего на «медовой ярмарке» сбывалось 2–2,5 тыс. пудов меда. Впрочем, торговля проводилась не только на ярмарке, которая была своего рода торговым фестивалем. Медом торговали и на сельских базарах, и на городском рынке, и даже на дому у пасечников. Те селяне, которым ездить в город было недосуг, продавали мед прямо на пасеках. Приезжавшие к ним скупщики обычно платили «по сезону»: от 5 до 6 рублей за целую колоду. Оптовики были настоящими профессионалами в своем деле, и про них без всякой шутки говорили, что Муравьев, Чуприков и Исаев, могли по звуку летящей пчелы и взвешиванию колоды на руках безошибочно определить, сколько в ней меду и какого он качества.

Старинная тара для меда:
а – стеклянная тара, б – маленькая деревянная тара (липовки), в – бочки

При таком ведении дел в крестьянском хозяйстве каждая колода пчел-зимовников давала по 5–7 рублей дохода в год. Если учесть, что на обычной крестьян-ской пасеке в Коломенском уезде было обычно 20–30 колод, то таким образом пасека приносила в год от 90 до 125 рублей «живых денег», что для крестьянина в те времена было очень приличной суммой. Для сравнения: хорошая рабочая лошадь стоила рублей 40–50, получалось, что за сезон пчелки «приводили» в хозяйство пасечника пару лошадок или коров! Горожане, ведшие правильное «научное пчеловодство», получали и того больше: до 15–20 рублей чистого дохода с улья.

В Коломне скупку оптом и розничную торговлю для горожан вел магазин Анорова, а, скажем, крестьяне села Сандыри в Коломне медом не торговали вовсе, а поставляли его московским магазинам купцов Белова и Генералова.

2.gif (2156 bytes)Пчеловодство в Коломне влияло и на промышленно-культурную сферу. Достаточно сказать, что самый первый музей в Коломне был посвящен именно пчеловодству и рассказывал об истории и развитии этого промысла в крае.

Выставка, прибывшая в 1887 г. по реке, гостила в Коломне дольше, чем в других местах, и пользовалась большим успехом: ведь в эти дни в город съехались пчеловоды со всего Коломенского уезда. Пробыв в Коломне несколько дней, плавучая выставка снялась с якорей и отправилась в обратный путь, в Москву, где 16 августа 1887 г. научно-популяризаторский поход энтузиастов пчеловодства в России и завершился.

Этот массовый выезд «в народ» не был разовой акцией Императорского общества акклиматизации растений и животных. Опытная пасека в Измайлове знавала разные времена. Но энтузиасты сумели сохранить свое детище, и к юбилею – 25-летию со дня основания – Опытная пасека устроила очередную Всероссийскую выставку пчеловодства, на которую прислали экспонаты пчеловоды из самых разных уголков огромной Империи. Устройством выставки руководил новый заведующий пасекой Ф.С. Мочалкин. Он же отвечал за проведение торжественных мероприятий в день юбилея, который пришелся на 27 августа 1890 г.

На торжество прибыли председатель Императорского общества акклиматизации животных и растений действительный статский советник Н.И. Цветухин, его заместитель, или как тогда говорили «товарищ председателя», В.А. Тихомиров, профессор университета А.А. Тихомиров, И.Г. Гурьев, который в 1889 г. пожертвовал Пасеке 20 тыс. рублей, составивших неприкосновенный банковский капитал, на проценты с которого предполагалось финансировать работы выставок и прочую деятельность по пропаганде рационального пчеловодства.

2.gif (2156 bytes)Праздник открылся молебном с водоосвящением, совершенным в беседке, отделанной в старорусском стиле, с двуглавыми орлами на крыше, располагавшейся перед измайловским «Пасечным дворцом» царя Алексея Михайловича. Молебен отслужили вице-президент и один из основателей Отделения пчеловодства при Императорском обществе акклиматизации растений и животных, бывший протоиерей П.А. Преображенский, действующий протоиерей села Коломенского, известный пчеловод П.И. Кротков (один из участников «пасечного похода по Москве-реке»), и священник соседнего села Измайловского А.Ирисов.

Интерес к пчеловодству был у священства отнюдь не праздный. Испокон веку разведение пчел считалось делом душеполезным и богоугодным. Уединенность пасек располагала к размышлению о высоком, в то же время это безгрешное занятие снабжало пчеловода всем необходимым, а мед был виднейшим продуктом на постном столе – сахар православные «признавали», но в постные дни от него воздерживались. Кроме того, важным продуктом был воск, ибо он шел на производство свечей. (По преданию, пчела, виноградная лоза и пшеница вышли с человеком из садов Эдема.)

Садоводство и пчеловодство факультативно преподавалось в некоторых духовных училищах и семинариях, поскольку многим священникам предстояло занять места в сельских приходах, часто небогатых.

По окончании молебна состоялось торжественное заседание, на котором были оглашены поздравительные телеграммы, в первую очередь от августейшего покровителя Общества, великого князя Николая Николаевича (старшего) и Его Величества цесаревича Николая Александровича, будущего императора Николая II, который к своему поздравлению присовокупил щедрое пожертвование, из личных средств перечислив на счет Опытной пасеки одну тысячу рублей.

В своих речах члены Общества и гости отмечали, что за последние 12 лет деятельность Отделения пчеловодства стала более активной. Не последнюю роль в этом прогрессе отводили бывшему на посту заведующего с 1878 по 1885 г. Н.В. Насонову, одному из главных участников «караванного похода».

2.gif (2156 bytes)Но не только и даже не столько этот поход отмечали выступавшие. Николай Викторович Насонов, будучи еще студентом, буквально дневал и ночевал на Опытной пасеке в Измайлове. Он проводил сравнительные наблюдения над ульями разных систем, следил за ходом медосбора и установил, что в жаркое время температура в «лежаке» выше, чем в вертикальном улье, а это снижает активность пчел. Стоячие ульи имели и другие преимущества. Ведя исследовательскую работу, он основательно расширил практические знания по строению пчел и, в част-ности, открыл неизвестную дотоле железу, названную его именем. Произошло это в лаборатории при измайловской пасеке. Занимался он и просветительской деятельностью: специально для плавучей выставки написал брошюру «О пчелах и уходе за ними», активно участвовал и в других делах Отделения и составил великолепную коллекцию микро- и макропрепаратов по анатомии и развитию пчелы.

Сменивший Н.В. Насонова на его посту Ф.С. Мочалкин продолжил традиции и устраивал в летние месяцы на территории пасеки семинары, называвшиеся «разъяснениями рационального пчеловодства». Им за собственные деньги на территории пасеки был выстроен дом, в котором могли жить в летние месяцы те, кто приезжал на Опытную пасеку поучиться рациональному разведению пчел.

Один из таких «приезжих», Константин Александрович Горбачев, стал впоследствии крупнейшим исследователем пчел Кавказа, давшим научное описание горной «серой пчелы», единственный вид которой с древнейших времен обитал на Кавказе. На Опытной пасеке в Измайлове Горбачев впервые наблюдал за разными породами пчел: среднерусской лесной, итальянской, кипрской, кавказской и пр. Здесь он увлекся лечением болезней пчел, собрал коллекцию паразитов и приготовил несколько оригинальных препаратов по гнильце пчел, за которые получил Большую серебряную медаль Императорского общества акклиматизации животных и растений.

Но все это было после, а в день юбилея по окончании выступлений состоялся торжественный обед, на котором так и сыпались здравицы и тосты, многолетия и пр., свойственные такого рода меро-приятиям. Особенным же тостом отметили, что на выставку с каждым годом прибывает все больше экспонатов от пчеловодов-крестьян. Стало быть, не пропадают втуне усилия и труды устроителей Опытной пасеки и их продолжателей.

Это сегодня можно с уверенностью сказать: «Пчеловодство сумело избежать участи многих других промыслов. Например в Коломне, этом «оазисе пчеловодства в Подмосковье», куда в 1887 г. прибыла выставка, производство меда, торговля им и производными продуктами пчеловодства не просто выжили, а благодаря усилиям людей предприимчивых и неравнодушных, гармонично вписались в современную жизнь и имеют блестящие перспективы для дальнейшего развития.

 

Рейтинг@Mail.ru