Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №41/2002

ЗООЛОГИЯ

Д.С. ДАВЫДОВ

Куда плывут лососи

«А рыба в реках в Камчатской земле морская, породой особая… И идет той рыбы из моря по тем рекам гораздо много, и назад та рыба в море не возвращается, а помирает в тех реках и заводях». «Все рыбы на Камчатке идут летом из моря в реки такими многочисленными рунами (стаями), что реки оттого прибывают и, выступя из берегов, текут до самого вечера, пока перестанет рыба входить в устья». Так посланники Екатерины Великой на Дальнем Востоке описывали удивительное ежегодное явление – ход лосося на нерест. Множество веков все народы, живущие на северных берегах Атлантики, Тихого и Ледовитого океанов, поклоняются рыбе, почитают ее божеством, величают высочайшими титулами и ежегодно устраивают многодневные пышные празднества в честь существ, чьи многочисленные потоки, вливаясь в реки, являют человеку неизбывную жизненную силу и оставляют множество тайн, волнующих умы исследователей и очевидцев этого чуда даже в наши дни, когда сказываются последствия слишком интенсивного вылова драгоценных рыб.

Надо сказать, что лососи, стремясь дать жизнь новому поколению, плывут именно к тем местам, где сами появились на свет. Как именно они их находят – продолжает оставаться загадкой, но очевидно, что проходные рыбы обладают способностями ориентации в пространстве по небесным светилам и ярким созвездиям (рыбы видят мир в красках, и зрение их очень чувствительно к малейшим движениям), а также сверхтонким обонянием и химической памятью.

Но что движет проходными рыбами, выбирающими опасное, а для многих и смертельное, путешествие высоко вверх по реке? Условия для развития икры и мальков в верховьях рек лучше: здесь и кислорода больше, и врагов меньше. С другой стороны, самим взрослым рыбам нужен обильный корм, которого, конечно, больше в море.

Отправляясь в свое героическое путешествие, лососи* претерпевают необычайные метаморфозы, особенно заметные у самцов дальневосточных видов. Тело их, бывшее округлым в сечении, становится более плоским, появляется горб разного размера, особенно мощный у горбуши (Oncorhynchus gorbusha), во всей полости рта, даже на языке и небе, появляются крючковатые зубы, челюсти искривляются, в огрубевшую, потолстевшую, насыщенную темными пигментами, а ранее серебристо-радужную, кожу врастает чешуя. Но броские «брачные наряды» характерны и для истинных лососей – например, семги (Salmo salar). Каков смысл таких изменений, какова их причина – неясно. Может быть, изменения в строении тела помогают преодолевать сложности пути или являются следствием гормональной перестройки, или это в какой-то степени возврат к внешности предковых форм (сходную окраску и характер расположения зубов имеют и мальки лососей)... А может быть, и в этом случае мы имеем дело с тем, что Дарвин называл половым отбором, и сколь бы ни были брачные наряды лососевых несообразными в нашем понимании, но приобретшие их самцы пользуются большим успехом у самок...

Путь лососей к местам нереста чрезвычайно труден и утомителен. На нем нет места отдыху – иначе течение снесет обратно вниз, нет времени на поиски пропитания – у дальневосточных лососей просто атрофируется пищеварительный тракт. Весь путь они осуществляют исключительно за счет запасов, накопленных во время нагула. Содержание жира в теле уменьшается во время миграции в десятки раз, в определенной степени дегенерирует и сама мышечная ткань.

Преодолевая от восхода до восхода десятки километров бурных течений, исполненных стремнин и водоворотов, порогов, перекатов и водопадов, рыбы проделывают колоссальную работу. Они способны преодолевать даже водопады значительной высоты – выбрав у основания водопада или порога какой-нибудь камень в качестве точки опоры, лосось, упершись в него хвостом, с силой ударяет по воде, выпрыгивая на высоту 2–3 м и описывая в воздухе 4–6-метровую дугу. Если попытка не удалась, за ней следует новая, и так без остановки, до успеха и – до следующей преграды.

 

Кета (Oncorhynchus keta), самый распространенный вид дальневосточных лососей, поднимается в притоки Амура и Уссури на 1200 км от устья. А для самого крупного из видов рода – чавычи (Oncorhynchus tschawytscha) зафиксирован подъем протяженностью более чем 4000 км – от устья р. Юкон на Аляске к канадским озерам.

Идеальные места для нерестилищ лососей – незаиленные участки галечно-песчаного дна в стремительных ручьях, порой столь мелких, что остаток пути рыбам приходится добираться боком. Самка, которую часто окружает несколько самцов, энергичными движениями хвоста вырывает на дне углубление в 2–3 м и, по-прежнему держась головой против течения, откладывает несколько тысяч бесценных икринок. Самцы оплодотворяют их, самка забрасывает ямку с икрой галькой.

Для дальневосточных лососей этим все и заканчивается. Недвижимые тела обессилевших и умирающих рыб («сненку»), течение сносит обратно в море, они устилают берега и дно рек и ручьев. Погибшая рыба становится обильным и важным источником пропитания для множества животных, принося в наземные экосистемы запас энергии, накопленной во время нагула в море.

А вот для настоящих (европейских) лососей, нерест не всегда кончается смертью – часть из них истощенными и израненными возвращается в море. Здесь они восстанавливают свой обычный облик, отъедаются и в дальнейшем могут совершить новую нерестовую миграцию. Отмечены даже случаи пятикратного нереста, хотя это, конечно, редчайшее исключение – слишком опасным и требующим большого количества сил является каждое путешествие. Возможно, в случае с дальневосточными лососями природа поступила мудрее, избавив их от необходимости повторно бороться со стихией, единожды вкладывая в производство потомства все накопленные ресурсы.

Нерестовые миграции не только каждого вида, но и каждой популяции лососей имеют свои особенности. На поведение рыб влияют географические особенности мест размножения, наличие или отсутствие зимнего ледостава и промерзания нерестилища зимой, количество корма, температура воды. Также среди многих дальневосточных лососей выделяют крупную осеннюю форму и более мелкую и менее упитанную летнюю. Осенние лососи, заходя в реки позже летних, поднимаются значительно выше по течению. У европейской семги разделяют озимую и яровую расы – тех рыб, который заходят в реки осенью и перезимовывают в них, приступая к нересту через год, и тех, кто заходит летом и нерестится этой же осенью.

Мальки лососей появляются на свет из своих галечных гнезд весной – через 4–6 месяцев после нереста. Питаясь различными водными беспозвоночными, они понемногу растут, а затем мигрируют к морю – в этот же сезон, как кета и горбуша, или на будущий год и даже позже, как нерка (Oncorhynchus nerka). Там они активно набирают вес и накапливают силы для будущей обратной миграции.

Продолжительность морского периода жизни у различных лососей неодинакова. Горбуша возвращается в реки уже через полтора года, а чавыча может провести в нагуле до 7 лет. Но ведь неодинаковы и сроки, которые проводит молодая рыба в пресной воде! Молодь семги («пестрятка») и нерки могут скатываться в море через 2–3 года, а то и 5 лет. А часть лососей вообще остается в пресных водах вплоть до полового созревания.

В первую очередь это касается самцов, которые, продолжая кормиться недалеко от мест выклева, образуют карликовые морфы. Такие карликовые «жилые», т.е. не бывавшие в море, самцы известны практически для всех проходных лососей. Созревая, они дожидаются возвращения с нагула своих сородичей и могут вместе с ними участвовать в нересте.

Однако обычно значительная часть самцов все же уходит на нагул в море. Самки же, которым для продуцирования икры требуется гораздо больше пищи, обычно не могут обойтись без морского периода жизни. Однако и это не является отличительной чертой всех проходных лососей. Некоторые их виды при наличии подходящих условий – больших озер – образуют обоеполые популяции полноценных жилых особей. Такое явление особенно характерно для нерки и симы (Oncorhynchus masu). Имеется и жилая (озерная) форма семги – так называемый озерный лосось (Salmo salar morpha sebago), распространенный в Ладожском, Онежском озерах, а также в ряде крупных озер Карелии и Северной Америки. Нагуливается такая семга в озерах, а на нерест поднимается во впадающие в них реки.

Но наибольшим разнообразием жизненных стратегий отличается, пожалуй, близкий сородич семги – кумжа, или «лосось-таймень» (Salmo trutta). (Не стоит только путать «лосося-тайменя» с настоящими тайменями – представителями еще одного, в основном жилого, рода семейства лососевых – Hucho.) Проходная форма кумжи нагуливается в морях Европы – от Белого до Черного. Встречается она, образуя соответствующие подвиды, и в Каспии, и в Арале. До начала интенсивного гидростроительства на Волге проходная кумжа из Каспия доходила до Оки.

Вернувшись в море, кумжа, однако, далеко от берегов не отходит, предпочитает держаться в приустьевых районах рек. Поднимаясь на нерест, она не перестает питаться, а мальки кумжи задерживаются в пресной воде на 3–7 лет.

В то же время существует множество исключительно жилых популяций кумжи, которых в отличие от обычно крупных проходных лососей принято называть форелями. Озерная форель (Salmo trutta morpha lacustris) и ручьевая форель (Salmo trutta morpha fario), распространенные в озерах, реках и ручьях Европы, Северной Африки, Передней Азии, Закавказья и даже Центральной Азии, – формы все той же кумжи. Они отличаются относительно небольшими размерами – до 50 см (тогда как проходная кумжа может вырастать в длину более чем на метр) и, естественно, никогда не покидают пресных вод. Популяции эти возникли, вероятно, еще в те далекие времена, когда холодный климат позволял проходной кумже обитать в Средиземном море, поднимаясь на нерест во впадающие в него реки, а Каспийское море было соединено с Черным и Средиземным.

Помимо ручьевой и озерной форелей в Европе сейчас можно встретить и форель радужную (Salmo gairdneri iriedus) – представителя другого вида. Но она не является аборигенным видом, а была завезена как объект рыбного хозяйства из Америки. Интересно, что ее проходной «прародитель» – американский стальноголовый лосось (Salmo gairdneri), нагуливающийся в водах Тихого океана, по-видимому, идентичен, или во всяком случае весьма близок к камчатской семге (Salmo penshinensis) – единственному представителю рода настоящих лососей, встречающемуся у наших восточных берегов. Еще один вид этого рода – севанский лосось, или ишхан (Salmo ischan), – как можно понять из названия, обитает в озере Севан в Армении. До моря ему добраться трудно, но и он образует несколько форм, различающихся по характеру нерестовых миграций из озера во впадающие в него реки и ручьи.


* В отряде лососеобразных (Salmoniformes) насчитывается несколько семейств, а в семействе собственно лососевых (Salmonidae) – несколько родов. В данной статье описываются особенности, присущие представителям в основном двух из них, завоевавших наибольшую известность, – дальневосточных лососей (Oncorhynchus) и настоящих лососей (Salmo). – Прим. ред.

 

Рейтинг@Mail.ru