Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №38/2002

ПРЕДСТАВЛЯЕМ КНИГУ

А.ГОРЯШКО

Обитаемый остров в море биологической литературы

Я начала читать эту книгу в дыму. Вокруг Москвы горели леса. Дым застилал город до такой степени, что нам пришлось срочно уехать туда, где всегда был кристально-чистый воздух, бескрайние леса и болота, журавли, соловьи, кабаны и лоси. Но в нашей заветной деревне в глуши Тверской области, за 300 км от Москвы, все тоже оказалось затянуто дымом. Его душный, тревожный запах, от которого не удавалось убежать, порождал страшноватые мысли. О том, что природа, наконец, начала мстить за все эксперименты, которые мы себе позволяли. О том, что уже невозможно считать случайностью эти бесконечные наводнения, сели и пожары и надо, что ли, обреченно готовиться к концу света. По крайней мере, света в нашем привычном понимании, ибо солнечный свет уже напрочь заволокло дымом.

Самое первое и неожиданное открытие, которое подарила мне эта книга, заключалось в том, что к концу света я начала готовиться несколько преждевременно. Оказалось, что «сегодня экологи жалуются, что в таежных лесах стало слишком мало пожаров. В Северной Европе лес оберегали от пожара так тщательно, что лесные пожары стали очень редким явлением. В результате из естественного сукцессионного цикла таежных экосистем выпала важная фаза, и ряд видов, связанных в своем распространении с гарями, оказался на грани исчезновения».

Я поняла, что книга готовит мне много сюрпризов и, оставив апокалиптические мысли, углубилась в чтение.

Сюрприз первый

Что такое Север?

Вопрос «Что такое Север?» представляется наивным только на первый взгляд. Конечно, север – понятие географическое, и любой компас однозначно на него покажет. Однако множество людей на Земле считают север своим домом, относятся к нему с любовью и даже само слово «Север» пишут с большой буквы. И к таковым относятся отнюдь не только очевидные всем чукчи и эскимосы. Мы с вами – тоже северяне – жители Северной Европы. И хотя государственные границы разделяют людей по другому принципу, природные условия делают свое дело. Реальное физическое место на Земле оказывается важнее юридического гражданства или государственного строя. И потому образ жизни и проблемы, например, таджиков, неизмеримо от нас дальше, чем жизнь датчан, будь датчане хоть тысячу раз иностранцы, а таджики семьдесят лет наши – сограждане. Кто же, в таком случае, наши реальные сограждане, североевропейцы?

Богатая на сюрпризы книга предложила включать в понятие Северной Европы Исландию, Швецию, Финляндию с Аландскими островами, Данию с Фарерскими островами, Норвегию со Шпицбергеном, Шотландию, страны Балтии (Эстонию, Латвию и Литву) и весь Северо-Запад России от Кольского полуострова до границ с Прибалтикой. На первый взгляд, такое объединение кажется слишком смелым. Очень уж многоликой получается эта Северная Европа. Что может быть общего между ледниками и покрытыми вечными снегами горами Шпицбергена и балтийскими равнинами, вересковыми пустошами Шотландии и суровыми водами Баренцева моря, девственными лесами Карелии и сельскохозяйственными угодьями Швеции? Оказалось, есть нечто, что позволяет уверенно объединить все это разнообразие в понятие «Северная Европа» и рассматривать ее природу в рамках одной книги. Надо просто изменить привычную точку зрения, масштаб. Становится жутковато и весело, будто впервые смотришь на землю из иллюминатора самолета. Примерно это проделывала книга – она приподнимала над привычным, мелким, житейским. И тогда обнаруживалось вот что.

Европейский Север уникален тем, что больше нигде на Земле на этих географических широтах не сложились столь древние и разносторонние связи человека и природы. Северная Европа имеет сравнительно небольшую плотность населения, и природа здесь, с точки зрения жителя Западной Европы, выглядит совершенно нетронутой. Действительно, здесь она сохранилась, пожалуй, лучше, чем где-либо в Центральной Европе: обширные леса и болота, чистые озера и реки, неосвоенные побережья. Однако на самом деле в Северной Европе трудно найти место, куда бы не ступала нога человека. И внушительные следы этой ноги видны повсюду. Природные богатства — дичь, рыба, лес, торф и минералы — долгое время расточительно использовались. По всей территории рассеяны населенные пункты и сельскохозяйственные угодья. Наша природа становится все более однообразной, а целый ряд видов животных, растений и грибов исчез по всей Северной Европе или в некоторых ее частях. Еще больше видов находятся под угрозой исчезновения, поскольку их позиции ослаблены разрушением привычных для них местообитаний, разрывом пищевых цепей или появлением на сцене новых конкурентов. И причина этого кроется не в действии законов природы. Виноват в этом только человек.

Северная Европа владеет ценностями живой природы мирового масштаба: здесь есть местообитания, которые либо очень редки либо вообще больше нигде в Европе не встречаются, и за их охрану наш регион несет особую ответственность.

Сюрприз второй

Как просто можно объяснить сложные вещи

Мы пленники своего времени. Однако в отличие от большинства пленников, у нас есть выбор. Мы вольны вести себя с природой, как хотим: или безжалостно эксплуатировать ее в интересах капитала, или относиться к ней чутко и бережно. Мы вольны и в своем отношении к сохранению биологического разнообразия: как к наиважнейшей проблеме или как к одному из рядовых вопросов в длинном списке дел на будущее. Однако до принятия какого-либо решения важно понять, что такое биологическое разнообразие.

Кассиопея четырехгранная
Кассиопея четырехгранная
Шпицбергенский мак
Шпицбергенский мак
Лютик ледниковый
Лютик ледниковый

Что это такое, объяснено на первых же страницах красиво и элегантно. Первая попытка сохранить биоразнообразие – библейский Ноев ковчег. В предвидении Всемирного потопа Ной построил огромный корабль и собрал на нем по паре всех живых существ, а также свое семейство. На пороге экологической катастрофы он позаботился не только о продолжении своего рода, но и о дальнейшем существовании всех Божьих тварей. Правда, иронически отмечается тут же, сегодняшнему Ною пришлось бы тяжело. В настоящее время известно около 13 млн видов (из них около 8 – насекомые). Но цель достигнута – понятие биологического разнообразия становится зримым, ощутимым, абстрактный термин воплощается в реальность разноголосой суеты древнего ковчега. И, вжившись в эту реальность, уже не скучно, а жутко интересно углубляться в современное понимание биоразнообразия, включающее и генетическое разнообразие особей внутри вида, и само число видов, и многообразие образа жизни и строения организмов, а также разнообразие растительных и животных сообществ и местообитаний, населяемых ими. По мере чтения эта новая реальность обрастает все большими подробностями, потому что, собственно говоря, биологическое разнообразие – главная тема книги. О чем бы ни шла речь в дальнейшем – об изменении численности крупных хищников или об осушении болот, о промышленном загрязнении или об устройстве жизни в море, – речь всегда идет о биоразнообразии.

Многообразие природы Северной Европы является во многом результатом деятельности человека. Земледелие, скотоводство и другие формы использования земель создавали новые местообитания, куда вселялись новые виды животных и растений. Многие виды преднамеренно или случайно были завезены из других частей света. Но, хотя в прошлом люди сыграли большую роль в обогащении региона, сегодня наша деятельность совершенно очевидно ведет к сокращению биоразнообразия. Что, к счастью, не осталось незамеченным. В 1990-е гг. сохранение биоразнообразия стало одной из приоритетных задач как для ученых, занимающихся вопросами охраны природы, так и для политиков. И сегодня проблема биоразнообразия – фундаментальный вопрос в глобальной политике природопользования. Международную конвенцию по биологическому разнообразию ратифицировали 175 стран и Европейский союз. Понимание того, почему столь важно сохранение биоразнообразия, приходит по мере чтения. А вместе с этим пониманием приходит и другое – чувство личной ответственности и личной заинтересованности в сохранении биоразнообразия.

Сюрприз третий

Кому нужна новая и красивая информация

О сложных взаимоотношениях человека и природы и рассказывает эта книга. В ней описывается, как люди на протяжении столетий изменяли северные экосистемы, порой обогащая, порой истощая их. В ней говорится также о растениях и животных, об их роли в будущем человечества и их собственной судьбе, оказавшейся во власти человека.

Псатирелла
Псатирелла
Трихоглоссум
Трихоглоссум
Гигрофор пунцовый
Гигрофор пунцовый

На Московском педагогическом марафоне, прошедшем весной в Доме учителя, учителя биологии с большим стажем говорили о том, что учебники биологии очень сильно отстают от последних научных исследований, что им необходимы не новые методики обучения, а более конкретная и точная информация о последних научных достижениях. Где ее найти? С одной стороны, литературы сейчас выходит огромное количество. С другой стороны, качество ее далеко не равноценно, сориентироваться в этом море литературы трудно, да и далеко не вся она подходит для использования в школе. И вот, читая книгу, я вдруг ясно увидела – вот же она, эта литература!

Эта книга – не определитель, хотя в ней рассказано примерно о 600 видах животных и растений. Это и не учебник биологии или экологии, хотя прекрасно объясняет множество природных понятий, законов и явлений. Это не художественный альбом, хотя содержит десятки уникальных фотографий и рисунков. Это и не туристический справочник, хотя дает прекрасное представление о странах Северной Европы. Наконец, это никак и не рядовое популярное издание, призывающее охранять природу, хотя достигает этого результата с блеском. Идея настоящего издания, – считают авторы, – заключается в обобщении базовой информации о биоразнообразии Северной Европы, о факторах, влияющих на это разнообразие и угрожающих ему, в такой форме, чтобы она была доступна и полезна как тем, кто просто интересуется природой, так и профессионалам. Не знаю, планировали ли авторы использование книги в качестве школьного учебного пособия или справочника для учителей, но нахожу, что этому назначению она удовлетворяет идеально. Более того, книга оказывается полезной практически для любого из школьных курсов биологии.

Во-первых, разнообразные биологические и экологические проблемы рассматриваются на материале природы Северной Европы – нам близкой, понятной и зримой. Многие из описанных видов растений и животных, типичных местообитаний и ландшафтов нам знакомы и могут быть показаны в природе.

Во-вторых, книга просто насыщена интересными фактами. Вот лишь немногие из рассматриваемых вопросов. Почему когда-то динозавры разгуливали по Шпицбергену, а в Скандинавии росли пальмы? Какие предстоят изменения климата и к каким последствиям они могут привести? Зачем нужны лед и снег? Почему важны болота? Почему за последнее столетие исчезло около 90% вересковых пустошей в Дании? Почему чем суровее климат, тем больше морских животных?

Аисты
Аисты
Королек
Королек

В-третьих, блестяще использованы возможности графического представления информации. Книга изобилует великолепными фотографиями и рисунками (в том числе и московского художника-анималиста Евгения Коблика). Но поразила меня в первую очередь не их красота, она очевидна. Поразило, насколько красивы могут быть вещи привычно сухие и скучные – схемы, графики, диаграммы. Как зримо, просто и насыщенно рассказывают они свои истории. И даже названия у них нетрадиционно поэтичны для такого жанра: «Волки возвращаются на прежние места», «Медвежье досье», «Аполлон и мнемозина», «Утраченные ручьи».

В-четвертых, книга написана прекрасным языком, где даже научные факты становятся поэзией. Вот, послушайте. При взгляде на историю создается впечатление, что у человеческой расы есть страсть вмешиваться в естественное течение вод. Мы непременно хотим создать озера там, где их не было, а существующие водоемы осушить. Мы хотим изменить направление течения и сами русла рек, а их берега одеть в гранит. Но больше всего мы хотим избавиться от тех биотопов, которые нельзя назвать ни твердой землей, ни открытой водой. С удивительным упорством и неистовством мы боремся с болотами, пытаясь превратить их в более продуктивные земли. А рассказ о динамике популяции волков начинается так: Сейчас во многих странах Европы эти звери живут только в сказках. Это просто очень хорошая литература.

Сюрприз четвертый

Кто и как это сделал?

Вы когда-нибудь слышали о том, что существует Совет Министров Северных стран? Я – нет. А услышав впервые, засомневалась в реальности. Слишком похоже это казалось на утопии, столь излюбленные русскими литераторами. Ведь называл же себя Велемир Хлебников Председателем Земного шара! Однако Совет Министров Северных стран существует на самом деле. Оказывается, еще в 1952 г. был учрежден для содействия сотрудничеству между парламентами Дании, Исландии, Норвегии и Швеции Северный Совет. Позже к нему присоединилась Финляндия. А в 1971 г. был сформирован Совет Министров Северных стран. Он подает в Северный Совет предложения по сотрудничеству между правительствами Северных стран, выполняет его распоряжения, отчитывается перед ним о достигнутых результатах, руководит повседневной активностью по выбранным направлениям. Премьер-министры пяти Северных государств несут общую ответственность за сотрудничество, координируемое Советом Министров Северных стран. Вот по решению и при финансовой поддержке Совета Министров Северных стран и появилась на свет эта книга.

Но сначала была идея, возникшая, что почему-то приятно, в голове российской. У истоков стоял выпускник Ленинградского университета, зоолог и эколог Евгений Потапов. Он с коллегами решил сделать обзор современного экологического состояния. Проект подали как заявку на грант в Совет Министров Северных стран. И началось.

СобольСоболь

Из всех стран, которые попали территориально в зону действия проекта, были выделены представители, ответственные за сбор материала по своим регионам. Секретариат проекта разрабатывал содержание, по каждой теме составлялись вопросники, национальные представители собирали первичный материал. Иногда это были уже опубликованные материалы, надо было сделать просто литературную подборку. Иногда, если страна не располагала официальной статистикой по интересующей теме, первичные материалы необходимо было собрать. Все собранные материалы поступали в секретариат проекта. Финская журналистка, Эева-Лииза Халланаро, имеющая богатый опыт написания научно-популярных произведений по экологической и природоохранной тематике, читала всю эту гору материалов и «переводила» его на доступный для широкого читателя язык. После чего черновой вариант распространялся обратно по всем странам для комментариев. Было привлечено очень большое количество экспертов – только с российской стороны несколько десятков, а в общей сложности около 200 экспертов знакомились на разных этапах с отдельными разделами и корректировали их. Так что это издание строго выверено с научной точки зрения. Изначально предполагалось, что каждый раздел будет освещать поровну все страны. Однако у каждой страны есть своя специфика, особые ландшафты, особые проблемы, поэтому в таких разделах больше внимания уделялось этой стране.

Норвежский подвид обыкновенной бурозубкиПроект длился около пяти лет. И получилась книга, опубликованная на русском, английском, финском, эстонском и латышском языках.

Норвежский подвид обыкновенной бурозубки

Эева-Лииза Халланаро, Марья Пюлвяняйнен, Мария Гаврило. 2002. Природа Северной Европы – Жизнь в меняющемся мире. NORD 2001: 17. Совет Министров Северных стран. – Копенгаген.

Сюрприз пятый

И далеко не последний

Каждый комочек земли имеет длинную и богатую историю... И этой истории нет конца.

Что остается, когда прочитана книжка? Масса новых знаний. И хотя многие данные, собранные в книге, публикуются в первый раз, хотя они прекрасно изложены и великолепно иллюстрированы, главное все-таки даже не в знаниях, не в наборе фактов. Остается совершенно новое восприятие мира. Иное отношение к фактам и знаниям, казавшимся незыблемыми. Новое ощущение времени, мира и себя в этом мире.

Мир становится невероятно текучим, пластичным. В нем нет ничего неподвижного, раз навсегда познанного и пришпиленного к своему месту со своей этикеткой. Формы и проявления жизни безграничны, взаимосвязи между ними бесконечно сложны и восхитительно тонки. Для одних живых существ секунда равна тысячелетию, для других столетие пролетает, как один день. Один факт может иметь множество объяснений, множество фактов мы бессильны объяснить. Эта книга, поставившая перед собой задачу дать исчерпывающую картину природы Северной Европы и, казалось бы, с блеском решившая эту задачу, убедительным образом показывает, что любое описание природы не может быть исчерпывающим, ибо природа неисчерпаема.

Виноградная улитка

Виноградная улитка

Обогащает эта книга невероятно. Но одного она лишает напрочь. После нее уже никогда не удастся предаться иллюзии о некоем исключительном, царском, положении человека в природе, ощутить человека венцом творения. Где-то, в череде миллиардов лет, в переплетениях судеб миллионов видов, вьется тонкая ниточка истории человека – существа, у которого еще есть шанс осмыслить свое положение и роль в вечно меняющемся мире.

 

Рейтинг@Mail.ru