Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №33/2002

ПОДЕЛИМСЯ ОПЫТОМ

М.А. БАРИНОВА

Экологические страдания

Эта статья – не руководство к действию, а описание эксперимента... Если вы захотите повторить его, знайте – вы действуете на свой страх и риск. Ни редакция, ни автор статьи не несут ответственности за возможные негативные последствия!

Лето – пора грибов, ягод, купания в теплой речке, прогулок по прохладным вечерним лугам. И никуда не денешься от всевозможных «кусачих» насекомых. Кусачими мы по привычке называем не только тех, кто правда кусается – комаров, слепней, мух-жигалок (впрочем, проткнуть кожу хоботком-иглой – значит ли это «укусить»?), но и представителей перепончатокрылых, которые уж никак не кусаются, а жалят, как осы или пчелы. А вот что делают муравьи? Сначала кусают самым натуральным образом – сжимая челюсти, но дело не в этом. Дело в том, что потом они подгибают брюшко и... Но кому хочется что-то классифицировать, когда так жарко? Хочется залезть в какую-нибудь прохладную лужу...

Но мало ли, чего хочется. За отпуск надо успеть хоть немного подлатать старенькую хибару, называемую дачей, – чтобы не снесло ветром, не залило дождем. Или хоть чуть-чуть продвинуть долгострой новой. Или и то, и другое «в одном лице».

Но лето – горячее время и для наших заклятых «кусачих» друзей. Еще в мае перезимовавшие самки ос подыскали себе подходящие дома (то, что они потом оказались нашими дачами – их не волнует, ведь осы пришли раньше!) и развесили там, как говорят мои дети, «люстры для Барби» – аккуратные серые шарики, полные толстых прожорливых личинок. Основная задача тех, кто уже прошел метаморфоз – летать на охоту, добывать корм для своих личинок-сестричек. Но охотницей вышедшая из куколки оса становится не сразу – как и у многих других общественных перепончатокрылых, первое время молодые особи заняты работами внутри гнезда, в том числе и охраной летка. И только через несколько дней они сменят специальность.

Ж-ж–ж–жжжжж!

Ну, конечно! Околачивание старого загородного дома, его покраска – это покушение на мирный, созидательный труд ос. «Крепкие девицы в тельняшках» (у ос и пчел рабочие насекомые – самки особого развития) полетели разбираться, не надо ли объяснить бестолковым двуногим, что з-з-з-десь дети спят. И вообще!

Я увидела нескольких ос, недвусмысленно зависших в воздухе перед широкой щелью в стене. Конечно, «царю природы» осы не помеха, что стоит взять баллон дихлофоса или карбозоля и продолжать колотить дальше? Можно и совсем просто, дешево, экологически чисто и радикально – дождаться ночи, когда «хозяева» устроятся на ночлег и одним ловким движением сбросить все гнездо в емкость с кипятком. Та часть моего сознания, в которой «поселился» «обычный дачник» требовала поступить именно так. Но «прагматик» заметил, что осы активно едят не только варенье, но и ловят мелких надоедливых (особенно с утра) мух, «зеленый» бескомпромиссно заявил, что все живое имеет право жить (умолчав, правда, про квартирных клопов и тараканов), а «биолог-экспериментатор» посоветовал не отказываться от возможности провести наблюдения за столь интересным и доступным объектом. Собрав себя воедино и поворошив в уме скудные знания из жизни осиной семьи, я приняла решение: попробовать убрать только охранников гнезда, не трогая домохозяек и охотников. Интересно, что получится?

«Снять охрану» гнезда оказалось очень просто – при помощи пылесоса. Осы, вылетавшие из летка на стук по стене и принимавшие угрожающую позу, аккуратно засасывались в щелевую насадку маленького пылесоса «Шмель» (еще в прошлом году было выяснено, что в пылесосах большей мощности осы ломают крылья). «Шмель» обладает еще одной немаловажной конструктивной особенностью – клапаном на входе, который автоматически закрывается, как только перестает работать мотор. Поэтому нет риска, что когда пылесос выключен, изрядно «подобревшие» и аккуратно собранные в кучку осы выберутся наружу, чтобы детально объяснить экспериментатору, в чем именно он не прав.

Так было собрано 32 осы, после чего оставшиеся перестали обращать внимание на стук и как ни в чем не бывало улетали за кормом и возвращались с добычей. Пылесос же был помещен в холодильник с температурой +5... +7 0С. Весь остаток дня можно было работать, не опасаясь осиных «укусов». Поздно вечером изрядно присмиревших ос из пылесоса выпустили, и они, поползав немного и отогревшись, разлетелись (из 32 не смогли взлететь только 5).

На следующий день перед летком по-прежнему никого не было. Охотники исправно носили корм, внутри шуршали няньки – в общем, гнездо было живо. В середине дня перед летком плюхнулась – вся в пыли и паутине, со щербатыми краями крыльев – бывшая охранница. Через некоторое время – еще две. Вчерашние пленники (те, кого не съели за ночь) возвращались домой. Но – удивительное дело! – ни одна из них не стала охранять гнездо. По-видимому, пережитые события (а может, и просто еще одни прожитые сутки) перевели их в следующую социально-возрастную категорию, когда уже неприлично размахивать дубиной у входа, а следует заниматься делом – собирать корм. Несколько дней гнездо вообще не охранялось. Во всяком случае, лично мне никто не угрожал. (Как предположили дети, побывавшие в пылесосе осы новичкам все уши прожужжали о том, кого следует трогать, а кого – лучше не надо.) Среди приносивших корм по-прежнему встречались осы с побитыми краями крыльев, но подсчитать точное количество вернувшихся и перешедших к «мирному созидательному труду» не удалось – меток мы не наносили. Тем не менее, судя по концентрации «перевоспитанных» в общей массе охотников, из числа пойманных выжило больше половины.

Охрана гнезда возобновилась только через 3 дня, когда подросли новые молодые насекомые. Но к этому моменту все работы на этой стороне дома были закончены, стена обшита свежей доской и покрашена, а для ос оставлена специальная щель...

 

Рейтинг@Mail.ru