Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №1/2002

ЗООЛОГИЯ

С.В. УХАНОВ,
Ю.А. СТОЛПОВСКИЙ

История создания русского рысака

 

«Русский рысак – легкоупряжная порода лошадей. Выведена (утверждена) в 1949 г. в СССР. Используется в конном спорте» (Советский энциклопедический словарь).

В первой половине XX в. отечественными коневодами было создано несколько верховых и упряжных пород лошадей: буденновская, владимирская, советская, терская, торийская и рысистая (русский рысак). Именно этой породе было суждено подхватить эстафету беговой карьеры легендарного орловского рысака.

В настоящее время в мире разводят четыре породы рысистого направления – орловскую, русскую, французскую и американскую.

Американская рысистая порода (ее еще называют «стандартбредной») была создана в конце XVIII столетия, приблизительно в то же время, что и орловский рысак в России. Спустя столетие судьба распорядилась так, что обе эти породы оказались непримиримыми спортивными соперниками, а затем – прародителями новой породы – русского рысака.

Среди американских рысаков на протяжении длительного времени отбор велся по одному узконаправленному признаку – резвости на рыси и иноходи. Остальные признаки – экстерьер, воспроизводительные качества, упряжные способности и другое – во внимание не принимались. В результате была создана специализированная беговая лошадь, с которой не могли конкурировать на ипподромах рысаки других пород. Большинство (около 75%) американских рысаков – иноходцы, т.е. при беге выносят одновременно сначала обе правые ноги, затем обе левые. За счет большой частоты шага повышается и скорость движения.

Крупному, с хорошими упряжными формами орловскому рысаку становилось все труднее конкурировать на беговых дорожках с хотя и более мелкой, но очень резвой американской лошадью. В 1899 г. из 141 лошади, выигравшей на бегах в Вейнсензее (Германия), 74, т.е. больше половины, были орловскими рысаками. Но уже с 1900 гг. успех перешел к американцам.

Явное преимущество в резвости американских рысаков сулило их владельцам немалые выгоды. А когда в конце XIX в. в России был введен тотализатор, что повлекло за собой еще большее увеличение стоимости разыгрываемых призов, от соблазна не могли отказаться даже самые большие приверженцы отечественных лошадей.

Первые американские рысаки попали в Россию в 1889 г., а всего до революции из США к нам было завезено свыше 300 лошадей – 220 кобыл и 156 жеребцов. Среди них попадались и резвые лошади, в том числе мировой рекордсмен того времени жеребец Кресцеус (2 мин 2 с на дистанции 1600 м), однако большинство рысаков были, как правило, низкого качества – мелкие, с многочисленными недостатками экстерьера. В итоге только 9 из этих 156 жеребцов оставили свой след в племенном деле.

Неконтролируемый массовый завоз кобыл и жеребцов американской породы можно считать первым этапом выведения русского рысака. В этот период применялся так называемый метод промышленного скрещивания – обе породы, американская и орловская, просто скрещивались между собой. Большое количество первоклассных орловских кобыл скрещивалось с американскими производителями. Из 312 заводов России, разводивших рысистых лошадей, 75 имели американских рысаков или помесных производителей.

Стихийное скрещивание, производившееся в большинстве российских конных заводов, подогревалось финансовыми интересами. Нередко одна лошадь выигрывала своему владельцу целое состояние. Так, кобыла Клеопатра, рожденная в 1894 г. от американского жеребца Принц Варвик и орловской кобылы Крали, выиграла почти 92 тыс. рублей. Очень солидная сумма по тем временам. Поэтому мало кто удивлялся тому, что не менее половины стартовавших на столичном ипподроме рысаков были помесными.

В 1900 г. помесных лошадей, родившихся в России, насчитывалось около 360. Затем на ипподромах и в конных заводах стали появляться лошади с более высокой кровностью по американской породе. Резвость, расцениваемая выше остальных полезных качеств, стала «кумиром» коннозаводчиков и единственным селекционным признаком.

Метизация орловского рысака вызвала протест видных ученых и общественных деятелей. Но заветный «финишный столб», суливший большие барыши, оставался основным аргументом в этих спорах. Количество коннозаводчиков, занимавшихся скрещиванием двух пород, все возрастало. Чтобы защитить орловцев, поддержать отечественное коннозаводство и сдержать натиск бездумного скрещивания, на ипподромах России были введены специальные ограничения на участие в призах для рысаков, рожденных за границей. «Иностранцам» разрешалось участвовать в розыгрыше только так называемых интернациональных призов, количество которых было небольшим. Позднее на ипподромах Москвы и Петербурга были введены и закрытые призы исключительно для орловских рысаков. Но, увы, в те времена еще не существовали генетические тесты, способные определять происхождение, кровность животных. В итоге в принципе разумные ограничения только способствовали развитию «черной селекции» – как грибы после дождя стали плодиться американские рысаки с подложными аттестатами орловских лошадей. Широкую известность приобрела печальная судьба американского рысака Виллиама С.К., бежавшего в России под именем орловца Рассвета и отравленного владельцами, после того как подлог стал достоянием гласности.

Впрочем, надо заметить, что и американцы использовали орловского рысака для улучшения своей рысистой породы. По сообщению профессора П.Н. Кулешова (1910), в Америке в качестве племенных производителей были использованы три орловских жеребца, вывезенных в 1905 г.

С 1914 по 1945 г. чистопородных американских рысаков в Россию больше не завозили. Но в результате продолжавшегося межпородного скрещивания в русском рысистом коннозаводстве возникло значительное количество лошадей с самой различной кровностью по американской породе. Эти помеси стали разводить «в себе». Иногда применяли и возвратное скрещивание, скрещивая помеси с чистопородными орловскими рысаками. Основной целью такого разведения по-прежнему было первенство на бегах.

Однако после Гражданской войны в России произошло резкое снижение поголовья лошадей. Теперь селекционеры были вынуждены максимально рационально использовать уцелевший генофонд. В 1926 г. на II Всероссийском совещании животноводов обсуждался вопрос об улучшении конского поголовья за счет использования массивных жеребцов крупного роста, правильного телосложения, обладающих высокой резвостью. Были разработаны и приняты два документа: племенной план, в котором предусматривалось обратное скрещивание помесей с более крупным и гармоничным, но менее резвым орловским рысаком, и постановление о стандартизации орлово-американских помесей. Дальнейший завоз американских рысаков не предусматривался.

Так начинался второй этап создания русского рысака. В этот период отбор и подбор пар селекционеры проводили по резвости и упряжному типу. Такая целенаправленная работа по совершенствованию орлово-американских помесей уже в первое десятилетие позволила достичь существенных результатов по увеличению роста, улучшению экстерьера, а главное – значительно повысить резвость лошадей. Особо надо отметить блестящие выступления в 1929 г. наездника П.И. Ситникова на жеребцах Петушке, Хозяине и кобыле Прюнели на ипподромах Германиии. Эти победы подняли престиж возрождающего рысистого коннозаводства России.

На третьем этапе выведения русского рысака лучшие помесные жеребцы использовались как «улучшатели» отечественных пород. Эта работа завершилась в 1940 г. созданием желательного типа упряжно-верховой лошади. А в 1949 г. на основе созданного массива животных была зарегистрирована новая порода – русский рысак.

Лошадям этой породы свойственны общая сухость крепкой конституции, гармоничное сложение при довольно высоком росте (высота в холке около 160 см), хорошо развитая мускулатура, прочные сухожилия, легкая с прямым профилем голова, длинная прямая и мускулистая шея. Круп средней длины, длинное подплечье со сравнительно короткой пястью обеспечивает низкий производительный ход. Копыта средней величины, как правило, с прочным копытным рогом. Оброслость у русского рысака меньше, чем у орловского, в частности, оброслость ног почти отсутствует. Основная масть гнедая – около 50%, затем вороная – 19%, рыжая – 17%, серая – 13%. У жеребцов, по сравнению с кобылами, вороная масть встречается вдвое реже.

Русский рысак удачно сочетает в себе упряжные формы орловцев с высокой резвостью американских рысаков. Это наиболее резвая в Европе рысистая порода, поэтому она весьма популярна за рубежом.

До 1917 г. абсолютные рекорды резвости рысаков на дистанции 1600 м составляли 2 мин 8 с (кобыла Прости, 1910), на 3200 м – 4 мин 24,1 с (жеребец Гальони, 1916). В 1940 г. на 1600 м было зарегистрировано время 2 мин 2,1 с (жеребец Подарок), в 1951 г. на 3200 м – 4 мин 13 с (жеребец Жест). В 1988 г. знаменитый гнедой жеребец Соренто, выступая в ФРГ на дистанции 1600 м, показал время 1 мин 59,4 с, а на следующий год улучшил этот результат на 0,8 с. В 1989 г., когда разыгрывался приз мира, дистанцию 2400 м, Соренто прошел за 3 мин 3,9 с. Успехи и популярность Соренто были настолько велики, что его называют лошадью столетия, как в свое время называли легендарного орловского рысака Крепыша. Так распорядилась история – спортивную эстафету от «орловца» принял русский рысак.

Сегодня из отечественных заводских пород, разводимых в стране, русский рысак является самой многочисленной. Эта статная лошадь, отличающаяся добрым нравом, используется в беговом спорте, сельском хозяйстве, туризме, цирке, прокате. Великолепно смотрится русский рысак в знаменитой русской тройке.

В 1999 г. русскому рысаку исполнилось 50 лет. Интересная спортивная жизнь и история создания этой породы вселяют надежду, что у дальнейшего разведения и совершенствования русского рысака есть много сторонников, а значит, у одной из лучших отечественных пород есть будущее.

 

Рейтинг@Mail.ru