Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №40/2001

ЗООЛОГИЯ

С.Ю. АФОНЬКИН

Семейная жизнь колюшек

Самец колюшки собирает для гнезда водоросли

Самец колюшки собирает для гнезда водоросли

Не путайте колюшек с корюшками, которых в народе метко окрестили огуречниками за распространяемый ими специфический запах свежей зелени. У корюшки – рыбы семейства корюшковых отряда лососеобразных – практически никаких семейных неурядиц и проблем быть не может.

Единственная ее задача при выполнении святого долга размножения – вовремя по весне после ледохода подняться из предустьевых акваторий вверх по течению рек и сбросить там в воду несметное количество икринок, щедро политых молоками. Встречаются корюшки у берегов морей Атлантики, Северного Ледовитого и Тихого океанов, но, подгоняемые древним инстинктом, порой совершают настоящие экспедиции, далеко заплывая вверх по течению. По Енисею, например, они поднимаются до 1000 км! Однако на этом все брачные проблемы и заканчиваются. Выметанная икра сама приклеивается к камням, донной гальке, водорослям, корням и даже свешивающимся с берегов ветвям деревьев. Порой она лежит на дне в несколько слоев, что заведомо обрекает на гибель оказавшиеся внизу икринки. Наплевать! Ошалелой от нерестового азарта корюшке, которую можно в это время ловить просто сачком, нужно лишь одно – избавиться в нужное время и в нужном месте от тяготящего ее икряного груза. Далее судьба будущей молоди вверяется случаю.

У самих икринок, впрочем, есть любопытное приспособление, увеличивающее их шанс на выживание. Вскоре после вымета внешняя оболочка икринки лопается и буквально выворачивается наизнанку. В результате образуется что-то вроде миниатюрного парашюта, с помощью которого икринка может отдрейфовать на безопасное расстояние от давильни своих округлых собратьев. Однако родительской заботой такую помощь все же не назовешь. Полное отсутствие чадолюбия корюшка с лихвой компенсирует количеством производимых на свет потомков. Выживает лишь малая их доля, зато это происходит с завидной регулярностью. Надо сказать, что подобной стратегии придерживаются многие рыбы, да и не только они.

У колюшек все обстоит иначе. Плодовитой эту рыбку никак не назовешь. Самка в состоянии выносить всего несколько сотен маленьких икринок. Да и размер колюшек невелик – самые крупные из них едва достигают длины указательного пальца. Тем не менее племя колюшек не только не переводится, но и определенно процветает. В отличие от корюшки колюшек на рынках вы не найдете, поскольку промысловики относят их к разряду «сорных рыб». Но трудолюбивые и экономные голландцы и финны колюшку вылавливают, причем в изрядных количествах. На прибрежных мелководьях, если поймать в сеть стаю этих рыбешек, можно выудить до тонны за полчаса! Идет колюшка в основном на кормовую муку как добавка в пищу для свиней и домашней птицы. Гонят из нее жир, который находит применение в изготовлении некоторых лаков и сортов линолеума. Вместе с тем в Красную книгу эту рыбку никто заносить пока не собирается. Чем же компенсирует эта скромная рыбешка свою низкую плодовитость? Бесконечным отцовским чадолюбием, о котором в основном и пойдет далее речь. Однако прежде чем приступить к описанию тягот колюшкиного отцовства, давайте познакомимся с этой рыбкой поближе.

Славное семейство колюшек из отряда колюшкообразных рыб включает 12 видов. Как верно указывает их название, все это рыбки колючие, способные вздыбить на спине в момент опасности несколько острых шипов, которые фиксируются в таком положении специальными защелками. По количеству шипов в основном и различают разные виды колюшек. У героев нашего рассказа три шипа, у других бывает два, четыре, девять, до шестнадцати.

Шипы колюшек хотя и невелики по размеру, но оружием являются вовсе не бутафорским и своим хозяевам служат исправно. Щука, неудобно схватив с хвоста трехиглую колюшку, в сердцах ее выплевывает – это научно зарегистрированный факт. Безопасно заглотить малявку удается, только атаковав ее с головы, прижимая пастью торчащие шипы на место. Колюшка, конечно, не дура – старается держаться к сильным рыбам мира сего задом, то есть хвостом. В драках же со своими соплеменниками колюшкины шипы вообще смертельное оружие – ими самец запросто может буквально распороть противника.

Размеры колюшек явно зависят от площади окружающих их акваторий. Южная малая колюшка, освоившая воды Черного, Азовского и Каспийского морей, едва достигает трех с небольшим сантиметров. Трехиглая, обитающая почти во всех пресноводных водоемах Северного полушария и равно комфортно себя чувствующая и в соленой воде, в среднем достигает 5 см. В Белом море она вырастает до 9 см, а у побережий Тихого океана «вымахивает» до 10–11 см, то есть становится вдвое длиннее своих пресноводных сородичей. Любопытно, что размер рыбок при этом явно не зависит от количества пищи. Все колюшки, как пишут специалисты-рыбоведы, «дерзки и прожорливы». Пресноводная колюшка питается явно не хуже своих морских родственников. За 5 ч она может слопать до 70 мальков язя, но ростом до океанской товарки все равно не дотягивает. Мелкорослость островных и озерных форм биологи давно подмечали не только среди рыб, но вот механизм этого явления не ясен до сих пор. Самец разгребает место для гнезда

Самец разгребает место для гнезда

Впрочем, для размножения трехиглой колюшке особый простор и не нужен. Все начинается с того, что самец по весне приступает к сооружению гнезда. Для этого он натаскивает в кучку всяческий подводный хлам – остатки гниющих водорослей, песок и донный мусор. Все части будущего сооружения скрепляются клейковатыми выделениями. Пятнадцатииглые колюшки, никогда не образующие массовых скоплений и живущие уединенно у берегов Англии, при постройке гнезда склеивают водоросли в шарообразную конструкцию беловатыми нитями. Впрочем, не все колюшки столь талантливые инженеры.

Живущая у берегов Шотландии четырехиглая колюшка обходится лишь простой ямкой в грунте. Никаких шатров и куполов она не строит. Трехиглая же, возведя свою не слишком, в общем, мудреную конструкцию, таранит ее головой, проделывая в результате сквозное отверстие. Все – шалаш для милой готов. Остается теперь ее найти.

Надо сказать, что к этому времени самцы успевают и охорошиться, и надеть свадебные наряды. Их брюшки призывно зажигаются малиновыми огоньками, спина серебрится, а глаза наливаются синевой такой глубины, что начинают напоминать пластмассовые пуговки на деревенских блузках. Ну как, казалось бы, такого красавца не заметишь? Однако и поиск партнерши, и препровождение дамы до выстроенного райского уголка входит у колюшек в обязанности самца. Поведение его при этом совершенно уморительно. Он завлекает свою избранницу, зигзагообразно подплывая к гнезду, словно регулярно поглядывая, следует ли она за ним. При этом кавалер топорщит свои иголки, демонстрируя, какой он храбрый и сильный. Почти по-человечески кивает головой, приглашая самку осмотреть свое славное сооружение. Заканчиваются эти галантности совсем не романтично. Если дама благосклонно соглашается протиснуться в тоннель под арку гнезда и осмотреть его изнутри, самец довольно грубо дает ей рылом тычка под хвост, отчего обескураженная и сконфуженная таким изменившимся обращением самка поспешно откладывает порцию икры. Счастливый кавалер теперь уже совсем бесцеремонно выгоняет даму из созданного им шалаша, залезает в него сам и самозабвенно оплодотворяет икру молоками. Вот, собственно, и вся любовь.

Далее, как это часто случается и в человеческой жизни, следуют чисто бытовые тяготы, ложащиеся исключительно на отца. Икру в гнезде надо регулярно вентилировать кругообразными движениями плавников, чтобы та не задохнулась и не загнила. Если при этом хватит сил и времени – можно не только перехватить что-нибудь пожевать, но и выследить, обворожить и пригласить в гнездо вторую, а то и третью самку. Отложив свою порцию икры, и они, не колеблясь, бросают будущего многодетного папашу. Малыши, а их несколько сотен, появляются дней через семь. Еще две недели за ними нужны пригляд и присмотр. Далеко отплывать от гнезда малышам до срока запрещается. Юных исследователей папаша аккуратно хватает ртом и нетравматически возвращает в общую мальковую тусовку. Только через 45 дней после откладки икры молодь наконец покидает своды родного гнезда и начинает вести самостоятельную жизнь.

Описанная выше картина является хотя и верной, но во многом идиллической. Если бы все происходило только так, не стоило бы, наверное, посвящать колюшкам отдельную статью. Многие рыбы заботятся о своих малышах не хуже их. На самом же деле в большинстве случаев отцовские хлопоты колюшек вовсе не сводятся к выполнению хотя и нелегкого, но в целом приятного родительского долга. Как выяснилось недавно при более детальном рассмотрении, их семейная жизнь – сплошная драма, со стрессами, неврозами, обманутыми ожиданиями и коварными подставками. Начнем с того, что лишь двум третям самцов удается найти подходящие уголки для постройки гнезда. То слишком мелко, то глубоко. Все сносные обиталища уже захвачены более расторопными соперниками, рьяно охраняющими кинжальными атаками колючек свои законные владения. Крупные старики-трехлетки, как водится, захватывают себе наиболее шикарные апартаменты, часто не позволяя «зеленой» молодежи положительно решить свой квартирный вопрос. Более того, довольно большая доля уже построенных гнезд остается пустующей, вовсе без икры, в то время как у некоторых счастливчиков оказывается по две, три и даже до десятка кладок сразу! В чем же дело? Почему самки колюшки столь привередливы?

Школьное знание закономерностей полового отбора подсказывает, что причиной репродуктивного успеха одних самцов и почти полного провала других может служить выраженность вторичных половых признаков. Действительно, в лабораторных условиях самки колюшки явно предпочитают ухаживания более пестро окрашенных кавалеров. Биологический смысл этого понятен. Как правило, наиболее ярко окрашены крупные самцы, они же контролируют и более обширные водные угодья. Правда, яркость окраски рыбок свидетельствует не только об их размерах – габариты будущего супруга самка колюшки может, наверное, определить и так. Куда важнее то, что сами рыбки не в состоянии синтезировать свой оранжево-красный брачный пигмент каротин. Он поступает в их организм с пищей. Следовательно, для самки яркая окраска самца означает еще и следующее: «Смотри, как я хорошо умею разыскивать пропитание! И о детях твоих сумею позаботиться не хуже, чем о себе!» Наконец, яркая расцветка свидетельствует еще и о физическом здоровье. Колюшки являются промежуточными хозяевами для некоторых ленточных червей, заканчивающих свой жизненный цикл в птицах. Заражение личинками таких червей быстро гасит здоровый жизнерадостный блеск самцовых животов, а больному ухажеру какое доверие?

Но все эти вполне разумные соображения, к сожалению, не выдерживают проверки в полевых условиях. Как показали эксперименты канадского профессора зоологии Дж.Фитцджеральда, многие годы изучавшего поведение колюшек в солоноватых болотах в окрестностях Квебека, самка этой рыбки далеко не всегда руководствуется внешним видом самца. Гораздо важнее другое – а именно степень маскировки гнезда от возможных хищников, как подводных, так и воздушных. Чем более надежно запрятано гнездо в гуще водорослей, чем более искусно оно оплетено травой, тем больше в нем встречается отложенной икры. И окраска самца часто не играет тут никакой роли. Более того, если, распаленный любовной страстью, он весь светится на мелководье словно рождественский елочный фонарик, то с равной вероятностью привлечет к себе внимание не только подруг, но и хищников. По оценкам Фитцджеральда, около трети самцов за сезон гибнет в клювах охотящихся на них птиц. И погибают в первую очередь наиболее заметные.

В сложившейся ситуации самке надо очень тщательно выбирать кавалера, которому она доверит свою будущую молодь. Ведь с момента кладки только от него будет зависеть судьба икры, мальков и, в конечном счете, репродуктивный успех самки, старающейся передать свои гены будущему поколению. Таких привлекательных во всех отношениях самцов оказывается не так уж и много. Именно поэтому большая часть гнезд оказывается пустыми, и лишь немногие ломятся от икры.

Самец цементирует гнездо клейким веществом, которое вырабатывается почками

Самец цементирует гнездо клейким веществом, которое вырабатывается почками

Конкуренция самок за наиболее привлекательные гнезда порождает такую уродливую форму борьбы, как каннибализм. Перед тем как разрешиться от бремени собственных икринок, самка колюшки старается разыскать гнездо с уже отложенной икрой и разорить его, сожрав икру конкуренток. Расчет тут прост – залезать в уже переполненное икрой гнездо не выгодно – чем больше в нем сделано кладок, тем меньше вероятность, что новая порция икры выживет и не погибнет. А вместо разоренного самец вскоре построит новое гнездо, не хуже прежнего. Но пустое.

Поскольку самец героически охраняет любую отложенную в его гнездо икру, в одиночку самке с ним не справиться. Поэтому вполне логично, что рыскающие в поисках гнезд самки объединяются в небольшие группы.

Одиночный самец может противопоставить таким валькириям только свою хитрость. Увидав издали подобную женскую бригаду смерти, он бодро направляется в сторону от гнезда и начинает с энтузиазмом копошиться на дне, имитируя кормовое поведение. Всегда готовые перекусить, самки замечают его активность и направляются следом, надеясь перехватить и свой кусок от найденной самцом добычи. Пока они гадают, куда это девались вкусные червячки, которыми только что с таким аппетитом подкреплялся их потенциальный кавалер, тот тихой сапой шмыгает к себе в укрытие, надеясь пережить очередной налет настырных до его услуг дам.

Нечего и говорить, что в такой поистине драматически сложившейся модели поведения самка колюшки вызывает у самца противоречивые чувства. С одной стороны – без нее никуда. Инстинкт зовет продолжить род, а икра у самки, и только у нее. С другой – вид самки вселяет ужас – ведь это может быть потенциальная разбойница, погубительница постройки и убийца уже оплодотворенной икры. Немудрено, что в период размножения самец колюшки ведет себя нервно. Хорошо еще, что общение с дамами происходит только в брачный период. В остальное время любой самец грубо отгоняет от себя слишком приблизившуюся самку. Самцы же, которым в лаборатории постоянно демонстрировали самок, плавающих за стеклянной перегородкой, жили меньше и чаще погибали от стрессов, чем контрольные колюшки, которым показывали рыбок других видов.

Цена за отцовство у колюшек непомерно высока, однако с этим можно было бы мириться, если бы она всегда соответствовала товару! Однако это не всегда так, и нередко самец выхаживает вовсе не свое потомство. Дело в том, что оставшиеся и без гнезда, и без икры юные самцы колюшки вполне успешно практикуют следующий трюк. Подплывая к гнезду своего умудренного опытом и годами конкурента, они теряют свой брачный наряд – становятся невзрачными, словно самки, и потому не раздражают хозяина территории своим присутствием. Далее, улучив мгновение, когда владелец гнезда уже заполучил одну самку в качестве гостьи, проводил ее и засматривается на плавающую по соседству другую, они шмыгают в чужое гнездо и поливают отложенную икру своими молоками. А они у них отличного качества, как и должно быть у молодежи, – содержат большее количество активных сперматозоидов. Исследователи назвали таких шустрых молодчиков «сникерсами» (от англ. to sneak – красться, стащить под шумок). Специальные генетические эксперименты показывают, что около пятой части всего опекаемого самцами колюшек потомства может быть вовсе не их чадами...

 

Рейтинг@Mail.ru