Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №23/2001

ЗООЛОГИЯ

Г.Н. ТИХОНОВА

Бутылконос

Небольшой белый парусник «Бэлэна» (Balaena – латинское название рода гладких китов. – Прим.ред.)  вышел из Галифакса – столицы Новой Шотландии на восточном побережье Канады, и взял курс на восток. Судно миновало коварные песчаные отмели, окружающие остров Сейбл («траурный» – на этих мелях в свое время нашли гибель многие сотни судов), и направилось дальше. Примерно в 250 морских милях от Галифакса морское дно резко уходит вниз – здесь располагается глубокая, хотя и небольшая по площади (около 12 морских миль шириной) океаническая впадина Галли. В этом месте находится развилка крупного морского течения, что создает условия для бурного развития различных морских организмов, обилие которых привлекает сюда и хищников – китов. В районе Галли можно встретить дюжину видов этих животных, но наиболее интересными и крупными являются бутылконосы. Наблюдения за этими малоизученными китообразными и составляли цель научной экспедиции, базировавшейся на паруснике.

Высоколобый бутылконосВысоколобый бутылконос

Наблюдать за китами в районе Галли – работа не из легких. Здесь постоянно висит плотный серый туман, прикрывающий поверхность моря с катящимися по ней волнами, высота которых порой достигает 1,5–2 м. Хорошо если за 3 недели выпадет хоть пара дней с ясной и тихой погодой, когда всплывших на поверхность китов можно заметить издалека...

О присутствии первых встреченных бутылконосов исследователи узнали по звуку – из тумана доносились своеобразные вздохи. А потом четверка китов длиной примерно от 6 до 10 м появилась у самого борта судна. Животные, казалось, не обращали на парусник никакого внимания, однако из спущенного в воду гидрофона доносились серии частых щелчков – киты активно изучали корабль с помощью своих эхолокаторов.

Бутылконосы – представители семейства клюворылых китов. Они отличаются маленькими по отношению к размерам их тела плавниками, но удивительно крупной куполообразной головой, круто нависающей над выдающимся вперед рострумом.

У побережья Канады встречаются представители северного (или, по-русски, высоколобого) бутылконоса – Hyperoodon ampullatus. Этих китов можно встретить в Северной части Атлантики, а в летнее время – и в прилегающих районах Северного Ледовитого океана. Ближайший родич северного бутылконоса – южный (или плосколобый) бутылконос (Hyperoodon planifrons) распространен, напротив, в умеренных и холодных водах Южного полушария – у южных берегов Австралии, Южной Америки и льдов Антарктиды.

Средняя длина самцов северных бутылконосов составляет около 8,5, самок – 6,7 м. Однако эти животные могут достигать и 9 м длины. Вес взрослых бутылконосов составляет 5–7 т – приблизительно столько же весит африканский слон. Эти киты практически беззубы, если не считать одной, реже двух пар пятисантиметровых зубов на нижней челюсти. Большую часть своей жизни бутылконосы проводят далеко от побережий, над глубокими водами. Их излюбленная пища – головоногие моллюски (кальмары), на которых киты охотятся в морских глубинах. Бутылконосы – отличные ныряльщики. Как показали наблюдения, на поверхности моря они проводят только около 15% своего времени, а затем, отдохнув и отдышавшись, вновь и вновь ныряют в морскую пучину.

Заметить кита, всплывшего на поверхность, можно по характерному фонтану. Потоки пара с силой вырываются из дыхательного отверстия на голове животных.

У участников рейса уже наготове бинокли, камеры, бланки для записи наблюдений... Бутылконосы на поверхности моря не плавают очень быстро, поэтому исследователи почти всегда удерживали их в поле зрения на сравнительно близком расстоянии.

Когда позволяли условия, ученые фотографировали спинной плавник и голову каждого животного и потом старались выявить черты, позволявшие бы узнавать каждого кита «в лицо». Действительно, редко удавалось обнаружить двух похожих друг на друга бутылконосов. Однако позже один из участников исследования заметил: «Большинство животных мы научились узнавать скорее не по внешнему виду, а по поведению и характеру социальных отношений».

Перемещения бутылконосов сопровождаются хрюканьем, свистом и другими громкими звуками. Кроме того, плывущий кит очень часто взмахивает хвостовым плавником и шлепает им по воде. Может быть, это также один из способов коммуникации – какой-то сигнал, подаваемый другим членам стаи.

На поверхности бутылконосы обычно держатся плотными группами и вместе маневрируют. В один из редких дней с безоблачным небом и ровной, как стекло, морской гладью исследователям удалось наблюдать, как из темных глубин на поверхность рядом всплыли два кита и даже выдохнули в унисон. Тем не менее ученые предполагают, что социальная организация у этих китов выражена слабо. Сегодня бутылконос резвится в одной компании, а через месяц подберет себе новых друзей.

Стаи бутылконосов образуются, когда небольшие (примерно по пять голов) группы начинают держаться вместе. Самыми заметными в таких группах являются взрослые самцы.

Беременность у северных бутылконосов длится от 12 до 15 месяцев и радостное событие – появление на свет детенышей, – происходит весной или летом. Длина тела родившегося детеныша составляет порядка 1/3 длины тела матери.

Растут эти киты примерно до 20-летнего возраста. Рекорд долгожительства бутылконоса – 37 лет. Половое созревание происходит примерно в 7 лет, самки обычно приступают к размножению через год после предыдущих родов.

Исследователи с судна «Бэлэна» брали у бутылконосов пробы кожи, чтобы провести анализ ДНК и выяснить, насколько представители северного вида отличаются от своих южных сородичей.

Северный плавун на палубе китобойного судна

Северный плавун на палубе китобойного судна

Возрастание в конце XIX в. цен на китовый жир, использовавшийся для технических целей, привело к тому, что китобои заинтересовались и бутылконосами, которых до этого часто считали добычей, не заслуживавшей внимания. Трогательная любознательность, присущая этим китообразным, приводила к тому, что они сами подплывали к судам, да и благородное нежелание покидать своих раненых товарищей сильно облегчало работу промысловиков. В итоге только за период с 1920 г. более 60 000 бутылконосов были превращены людьми в бочки сала. Спасло этих китов прозошедшее снижение цен на нефть, что сделало использование животных жиров в технике нерентабельным. Правда, на бутылконосов еще какое-то время продолжали охотиться из-за их мяса, большую часть которого закупали британские компании по производству корма для домашних животных. Однако в начале 70-х гг. XX в. коммерческая добыча этих животных практически закончилась.

Число бутылконосов, населяющих сейчас Северную Атлантику, точно не известно, но ученые предполагают, что их осталось не больше 130 000. Число этих китов в районе Галли оценивается в 200–300 особей.

Способность бутылконосов нырять очень глубоко и подолгу оставаться под водой была известна давно. Китобои рассказывали, что загарпуненный бутылконос, ныряя, разматывал канат в 500 морских саженей (около 1 км) за очень короткое время. Один бутылконос даже якобы ушел на глубину 6000 футов – 1,8 км! Китобои также рассказывали, что раненые животные могли оставаться под водой час и даже более. Некоторые сведения о способности этих китов погружаться на большую глубину и оставаться там чрезвычайно долго были получены и учеными. Члены экспедиции на «Бэлэне» поставили перед собой задачу проверить и уточнить эти сведения с использованием современного оборудования.

Для этого исследователи использовали довольно остроумное приспособление, представлявшее собой лук и миниатюрный гарпун с присоской и присоединенным к нему радиопередатчиком, регистрирующим время погружения и достигнутую глубину. Рекордным оказалось погружение, во время которого бутылконос находился под водой 1 ч 10 мин, достигнув глубины в 1 морскую милю, т.е. 1850 м. Другие погружения китов также отличались значительной глубиной и продолжительностью.

Так что бутылконосов можно назвать самыми глубоководными ныряльщиками среди морских млекопитающих, изученных к настоящему времени. Их рекорды существенно превосходят показатели таких признанных чемпионов по этой части, как кашалоты и гигантские тюлени – морские слоны.

Работа была окончена, экспедиция возвращалась назад. Радость исследователей от общения с удивительными морскими существами омрачалась видом массивной бурильной платформы, установленной на отмелях у острова Сейбл. Горящий газ с ревом вырывался из ее труб, как пламя из пасти дракона. Количество таких платформ, к сожалению, может возрасти – вдоль шельфа у впадины Галли обнаружено шесть участков, где под морским дном залегает природный газ. Однако в Канаде сейчас обсуждается вопрос об объявлении Галли морским заповедником.

По материалам журнала National Geographic, 1998. V. 194. № 2

 

Рейтинг@Mail.ru