Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №42/2000

ЗООЛОГИЯ

Н.Ю. ФЕОКТИСТОВА

Рыбы-фермеры

У западных берегов Австралии обитают западные рыбы-буйволы (Kyphosus coxntlii), принадлежащие к отряду окунеобразных. В длину эти рыбы достигают 40 см и весят около 1,5 кг. Тело их сжато с боков и покрыто мелкой чешуей.

Питаются рыбы-буйволы, подобно их наземным тезкам, исключительно растительной пищей. А точнее – красными водорослями, переваривать которые им помогают обитающие в пищеварительном тракте симбиотические бактерии. Помимо обработки пищи эти бактерии оказывают своим хозяевам и другую услугу – ферментативные процессы, идущие с их участием, придают мясу рыбы весьма неприятный запах. Поэтому рыбам-буйволам не грозит преследование со стороны рыболовов, а если они случайно попадают в сети, их тут же выбрасывают обратно в море.

Держатся западные рыбы-буйволы обычно большими стаями, иногда насчитывающими более 100 особей. Но отдельные самцы и самки этого вида почему-то избегают общества, живут в одиночку и активно защищают выбранные участки. Правда, до последнего времени никто не придавал этому факту большого значения – ведь море хранит множество куда более интересных загадок, чем причуды отдельных рыб.

На одну из таких загадок обратил внимание геолог Филипп Плайфорд, который в течение ряда лет изучал строение рифовых отмелей у берегов Австралии. Он отметил, что в ряде мест водоросли, покрывающие отмель, образуют странный геометрический узор – мозаики из пяти- и шестиугольников, каждая сторона которых достигает в длину 6 м.

Границы этих многоугольников очерчены рядами бурых водорослей из группы саргассов (род Sargassum), а на основной площади растут только невысокие красные водоросли. Плейфорд, делавший фотографии отмели на протяжений многих лет, с удивлением отметил, что и высота саргассового «забора» из года в год остается примерно постоянной, хотя обычно эти бурые водоросли растут довольно быстро. Кроме того, саргассы почему-то не растут и «вширь», т.е. не распространяются на территорию площадок, которые они окружают.

Изучив грунт под странными многоугольниками, Плейфорд не обнаружил в нем никаких неоднородностей и пришел к выводу, что причина их образования связана не с геологией, а с деятельностью каких-то живых организмов. Тогда исследованием занялся доктор Берри, специалист в области экологии и биологии коралловых рифов.

Сначала он изучил состав и поведение бентосных организмов, обитающих на отмели, подозревая, что подобную мозаику могут создавать «пасущиеся» на дне моллюски, раки-отшельники, морские ежи или другие подобные животные. Но, наблюдая за этими организмами и на протяжении дня, и в ночное время, ученый так и не смог «уличить» их в создании или поддержании загадочных многоугольников.

Разгадку удалось получить, прямо как в детективном романе, во время последних наблюдений за рифом в день перед запланированным отъездом.

Оказалось, что каждый многоугольник из красных водорослей, окруженный «забором» из водорослей-саргассов, является участком обитания крупной рыбы-буйвола – из тех, что выбрали для себя одиночный образ жизни. Рыба-хозяин активно защищает свою территорию как от соседей, также имеющих собственные участки, так и от вольно скитающихся стайных сородичей.

После этого открытия Берри начал внимательно изучать жизнь рыб-буйволов. Оказалось, что участки служат им своеобразными огородами – рыба-владелец пасется на своей территории, поедая растущие на ней красные водоросли и одновременно пропалывая «огород» от ненужных ей саргассов. Владельцы, похоже, ухаживают и за окружающим саргассовым «забором», поддерживая его высоту и ширину.

Подобными участками обзаводятся только взрослые рыбы – как самцы, так и самки. Владельцы живут на своих участках в течение длительного времени – не менее 2–2,5 года, а может быть, и много больше. Если рыба-хозяин по каким-то причинам отлучается со своей территории, то стремится поскорее вернуться обратно.

Между обнесенными «забором» частными владениями иногда остается немного нейтральной территории, где плавают молодые рыбы, которые обычно стремятся попользоваться плодами чужих трудов. Но хозяева очень внимательно следят за границами своих участков и, завидев нарушителя, немедленно бросаются на него, грозно подняв плавники, снабженные острыми колючками и раскрыв рот со множеством мелких острых зубов. Поэтому рыбы-нарушители стремятся воспользоваться моментом, когда хозяин отвлекся, и, урвав маленький кусочек, быстро ретируются за пределы охраняемой территории.

Но для чего нужно некоторым рыбам-буйволам заниматься огородничеством? Ведь большинство представителей этого вида, как уже было сказано, ведут стайный образ жизни и никаких наклонностей к «фермерству» не проявляют. Пока на этот вопрос нет однозначного ответа. Как участки размножения «огороды» не используются, более того, у «огородников» не наблюдалось и каких-либо признаков полового поведения. Но, согласно одной из выдвинутых гипотез, наличие «огорода» позволяет рыбе лучше питаться и за счет этого в свое время все же получать преимущество в размножении.

Справедливости ради надо отметить, что подобные обнесенные «забором» из водорослей участки были известны и ранее – у глубоководных рыб-хирургов (Acanthurus lineatus), обитающих в Полинезии. Но и в отношении их остается много непонятного.

Что же касается рыб-буйволов, то благодаря своей «фермерской» деятельности они играют очень важную роль в мелководных экосистемах около коралловых рифов. Питающиеся растениями рыбы-буйволы являются важным звеном в пищевых цепях, так как именно они производят большое количество детрита, которым, в свою очередь, питается целый сонм морских животных-фильтраторов, а также многие планктонные организмы. Все они находят себе обильный корм на «огородах», обработанных рыбами-буйволами.

По материалам журнала Australia Nature, 2000, V. 26, No 8

 

Рейтинг@Mail.ru