Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №28/2000
Юношеский морской биологический симпозиум в Санкт-Петербурге

РАЗНОЕ

А.ГОРЯШКО

Юношеский морской биологический симпозиум в Санкт-Петербурге

Хозяева и их дети

Часть интерьера Аничкова дворца. Здесь тоже не обошлось без морской темы

Часть интерьера Аничкова дворца. Здесь тоже не обошлось без морской темы

Е.А. Нинбург

Е.А. Нинбург

Жюри симпозиума (слева направо): Хайтов, Гришанков, Максимович

Жюри симпозиума (слева направо): Хайтов, Гришанков, Максимович

Е.А. Нинбург с педагогами – участниками симпозиума

Е.А. Нинбург с педагогами – участниками симпозиума

М.Кирин. Севастополь, малая Академия наук

М.Кирин. Севастополь, малая Академия наук

А.Трушина. Спб., Дворец творчества юных. Лаборатория экологии и биомониторинга «Эра»

А.Трушина. Спб., Дворец творчества юных. Лаборатория экологии и биомониторинга «Эра»

В.М. Хайтов и А.В. Полоскин – ученики Е.А. Нинбурга, ныне педагоги ЛЭМБ

В.М. Хайтов и А.В. Полоскин – ученики Е.А. Нинбурга, ныне педагоги ЛЭМБ

Участники симпозиума

Участники симпозиума

Регистрация гостей и участников симпозиума

Регистрация гостей и участников симпозиума

Юношеский морской биологический симпозиум был организован и проведен силами Лаборатории экологии морского бентоса (ЛЭМБ) Санкт-Петербургского городского Дворца творчества юных.
Лаборатория экологии морского бентоса – один из старейших в нашей стране детских биологических научных коллективов. Проведение симпозиума было приурочено к празднованию 35-летия беломорских экспедиций: в 1964 г., состоялась первая экспедиция и началась деятельность ЛЭМБ, продолжающаяся по сей день под началом Евгения Александровича Нинбурга (в последние годы – совместно с выросшими его учениками).
Сразу приведу факты, свидетельствующие о научной и воспитательной продуктивности лаборатории, а интересующиеся методами, принятыми в ее работе, могут узнать о них из статьи «Миры Белого моря. Обаяние морского бентоса» («Биология», №43–44/1999).
В составе лаборатории ежегодно занимается 150 ребят в возрасте от 11 до 18 лет. За время существования лабораторию окончили более 600 человек, 230 из них стали биологами, медиками, ветеринарами, учителями. Среди выпускников лаборатории 52 кандидата и 3 доктора наук. Всего состоялось 85 экспедиций, через которые прошли более 500 человек. В круг научных задач и интересов лаборатории входят: инвентаризация видового разнообразия прибрежных и морских экосистем; изучение структуры и динамики морских сообществ; исследование внутри- и межвидовых взаимодействий водных организмов. Созданы и проводятся многолетние мониторинговые программы, разработаны адаптированные для неспециалистов методики широкомасштабного картирования бентосных сообществ. Количество опубликованных работ по тематике лаборатории перевалило за 100 – не считая огромного количества неопубликованных, хранящихся в рукописях в библиотеке лаборатории. С 1984 г. работает созданный лабораторией Музей экологии моря, в его экспозиции представлено более 5000 экспонатов. Все в музее сделано руками членов ЛЭМБ, они же проводят экскурсии.
Теперь, когда «масштабы бедствия» более-менее очерчены, перейдем к самому симпозиуму. Возраст участников, то есть людей, доложивших самостоятельные работы, был от 13 до 18 лет. Кроме того, зал был полон слушателей – членов ЛЭМБ, преимущественно младшей возрастной группы. На симпозиум съехались представители и других весьма интересных коллективов (Малой Академии наук из Севастополя, экологической группы «Ряшков» из Кандалакши и др.), но тон, безусловно, задавала ЛЭМБ.
Первое впечатление от Симпозиума – ошеломленность. Дети бывают вундеркиндами. Всяк слышал о четырехлетнем Моцарте. Но Wunderkind – чудо-ребенок. То есть нечто исключительное, из ряда вон. Единицы, странные и непонятные сверстникам, почти монстры. Но столько сразу, все? И обычные, симпатичные, без экзотических хворей и неземной отрешенности? Не бывает...
Бывают. Обычные, хихикающие, бегающие, болтающие. Бодро тараторящие латынь, статистические методы, биологические термины. Не вундеркинды. Обычные, нормальные дети.
Почему это так поражает? Мы невольно идем от наиболее общего, привычного – обычной школы. А здесь нет того, что в ней (увы!) так обычно: отсутствия интереса, вынужденности выхода к доске, непроходимой стены между детьми и взрослыми, страха ошибки, незнания, оценки. «Я сейчас не готова ответить на этот вопрос» – нормально. И они знают, что всех ответов не знает никто. Заведующий кафедрой Санкт-Петербургского университета задает вопросы девчонке-школьнице, она бодро отвечает. Они беседуют на «Вы», говорят на равных, и это не игра. Просто мы забыли, отвыкли (или не были приучены), что детей можно уважать и что они уважают нас. Что у нас с ними могут быть общие интересы. Дети задают вопросы взрослым, взрослые – детям. Грань «взрослые–дети» чисто условная, на самом деле ее нет. Потому что всем действительно интересно, и интересно одно и то же. В отличие от школы, здесь вскакивают, спрашивают, рассказывают легко и весело.
Как этого добиваются? Вопрос многих родителей и педагогов, измученных «трудными» детьми. Рецепт ЛЭМБ: работой. Совместной, трудной и интересной работой. Дело даже не в тематике занятий. Любое настоящее дело интересно и радостно. Их дело – морская биология.

Морской биологический

На Симпозиуме много говорилось о неслучайности морской темы. Тому приводились причины вполне объективные. Актуальность исследования морей и океанов в современном обществе. Возможность объединить на базе исследований моря различные аспекты биологии. Интересно и ярко (как все, что он делает) раскрыл морскую тему с исторической стороны Евгений Александрович Нинбург. «Россия считается великой морской державой. И, когда говорят слова «великая морская держава», почему-то обычно вспоминаются подвиги наших военных адмиралов: Ушакова, Нахимова, Корнилова... Я не хочу ни в коей мере обидеть этих великих военных флотоводцев, но мне кажется, что великой морской державой Россия оказалась не поэтому. Или уж, по крайней мере, не только поэтому. Нельзя забывать, что гидрологический режим проливов Босфор и Дарданеллы был изучен нашим замечательным ученым-адмиралом Макаровым. Нельзя забывать, что гидрологию всего Северного ледовитого океана описал Николай Михайлович Книпович, который вообще чинов военных не имел. Нельзя забывать о том, что наши флотоводцы – Беллинсгаузен и Лазарев – открыли Антарктиду... И можно вспомнить очень интересную историю. Когда на место президента Российской Императорской Академии наук был приглашен великий немецкий биолог Карл Бэр, человек, который даже не говорил в тот момент по-русски, он отлично понял, с чего надо начинать. И первым действием Бэра на этом посту были экспедиции на Белое и на Каспийское моря. Бэр отлично понимал, что значит изучение моря для такой страны, у которой большая часть границ – это границы морские».
Но на самом деле любые, даже весьма убедительные и увлекательные, обоснования были не обязательны. Потому что даже сторонний наблюдатель не мог не заметить: и участники, и гости Симпозиума были людьми, влюбленными в море. Причем в большинстве своем (не в обиду другим морям будет сказано) – Белое море. И раз уж речь зашла о влюбленности, приведу слова из лекции, прочитанной ребятам сотрудницей МГУ Татьяной Александровной Бек: «Запомните: исследователь должен быть честен. Сейчас это стало трудно. Но среди исследователей Белого моря большинство честны. Думаю, дело в том, что они просто любят это море. Трудно оболгать любимое».
Широта охвата, как тематическая, так и географическая, вполне соответствовала заявленной возможности объединения в морской тематике самых разнообразных аспектов биологии. От Черного до Белого морей («Сравнение видового состава моллюсков западного и южного побережий Крымского полуострова» и «Влияние антропогенного воздействия на структуру поселения Arenicola marina на литорали Белого моря»), от водорослей до птиц («Влияние экзометаболитов двух массовых видов микроводорослей прибрежья Черного моря на развитие гетеротрофной микрофлоры» и «Луда Воронка как типичное место гнездования массовых видов птиц в вершине Кандалакшского залива»), от научных изысков, любопытных только для специалистов («Некоторые особенности распределения усоногих раков Balanus improvisus на раковинах двустворчатого моллюска Chamelea gallina в Черном море») и методологических работ («Разработка комплексных методов количественного учета и картирования литоральных макробентосных беспозвоночных») до вполне всем близкого и актуального, прикладного («Экологические аспекты замусоренности пляжа в районе села Орловка» или «Влияние нефтяного загрязнения на количественные показатели и функциональную активность нефтеокисляющей микрофлоры»).
Для того чтобы читатель мог объективно судить об уровне представленных работ, естественно, необходимо ознакомиться с ними лично. Но как задачи, так и объем газетной статьи исключают даже краткий их пересказ. Возможно, какие-то из работ будут опубликованы в газете, заинтересованные могут получить тезисы симпозиума. Я же приведу косвенные факты. Во-первых, состав жюри, оценивающего работы участников, – под стать государственной комиссии на защите университетских дипломных работ (а по отзывам именно такому уровню многие работы и соответствуют). Во-вторых, произнося краткое вступительное слово при открытии симпозиума, заведующий кафедрой гидробиологии Санкт-Петербургского университета, доктор биологических наук Николай Владимирович Максимович сказал следующие весьма примечательные слова: «Уважаемые коллеги, участники и гости симпозиума. Хочу поздравить со знаменательным событием в вашей жизни и вообще в научной жизни Санкт-Петербурга». Полагаю, что признание школьного симпозиума знаменательным событием научной жизни всего города дорогого стоит. В-третьих, отзывы профессионалов о самих работах. Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник и ученый секретарь Беломорской биостанции МГУ, специалист с тридцатилетним стажем Т.А. Бек: «Поздравляю товарищей, которые выполнили работу по бокоплавам. Вы знаете, моя кандидатская диссертация не намного превосходила их по информативности».
А вот свои, непосредственные руководители, педагоги лаборатории Е.А. Нинбург и В.М. Хайтов, подводя итоги симпозиума, не хвалили, а... критиковали! Высокий уровень работ для них норма, принципы научной добросовестности, принятые в ЛЭМБ, не оставляют места ни для чего другого. Гораздо важнее для них было сразу же обсудить некоторые замеченные недочеты.

Коллеги

«Круглый стол» для руководителей групп и учителей назывался так: «Проекты морских исследований школьных коллективов: настоящие и будущие». В каждом из людей, собравшихся здесь, живет огромная лавина опыта, планов и замыслов, внутреннего богатства. Никаких социальных благ работа с детьми в наше время не сулит, скорее даже – гарантирует их отсутствие. И все-таки эти люди создают собственную биологическую станцию в Карелии, куда ежегодно возят ребят из Москвы и учат их драгировать, делать ручные сборы на литорали, а потом предоставляют возможность делать самостоятельные работы. И, будто мало им своих хлопот, приглашают к себе на станцию другие группы школьников с преподавателями. (И.А. Кобузева, Москва, школа № 520.) Они же создают журнал «Pantopoda», издающий детские работы силами самих школьников, причем журнал является бесплатным и все заинтересованные лица могут стать его авторами и подписчиками.
Они создают летний культурно-экологический лагерь в Петродворце и ужасно радуются, когда «самые простые, обыкновенные дети, которым вообще в голову не приходит, чем бы можно было заинтересоваться, оказываются в культурной среде Петродворца, где все эти парки, фонтаны, архитектура, литература, и потихоньку соскальзывают в экологию, не замечая этого, а потом из нее обратно вылезти не могут». (В.Н. Рябова, Петербург, школа №71.)
Они помогают Кандалакшскому заповеднику в учетах и кольцевании массовых видов птиц и ищут возможности познакомить детей с природой региона, где они живут. (Е.В. Марченкова, Кандалакша, Экологическая группа «Ряшков».)
Они привлекают школьников к изучению проблем канала Грибоедова в Петербурге, проводят исследования истории канала, социологические опросы, гидрохимические исследования, исходя из того, что чистота Балтийского моря невозможна без чистоты его притоков, а канал Грибоедова тоже является частью водной системы Балтийского моря, и если его перестанут загрязнять, то и Балтийское море будет чище. (А.А. Мельник, Петербург, Детский экологический центр «Вознесенский мост».)
Они видят преимущества своей работы не в престиже и не в высокой оплате, а в том, например, что со школьниками возможно проводить исследования, недоступные для «взрослой» науки, – многолетние наблюдения за определенными участками. «Ни одно подразделение взрослой науки этого не осилит в силу того, что людям приедается одно и то же место. А наши ребята меняются, нам такие наблюдения проводить легче. Опыт показывает, что именно многолетние наблюдения позволяют совершенно по-новому посмотреть и на структуру сообществ, и на те колебательные процессы, которые в них происходят». (Е.А. Нинбург, ЛЭМБ.)
«Они, несмотря на все многообразие собственных забот и проблем, озабочены ситуацией с провинциальными детьми, которых за время экспедиций повидали немало. Вопреки распространенному мнению о столичном снобизме, именно столичные жители озабочены тем, чтобы создать на биостанции университета экологический лагерь для детей из Полярных Зорь». (К.Бубнова, Москва, 5-й курс биофака МГУ.)
«Они включают в состав своих экспедиций детей из Соловков и Кандалакши, устраивают для них экскурсии и принимают горячее участие в обсуждении новых проектов в этой области, потому что хорошо знают, что «для таких мест, как Кандалакша, Полярные Зори, эта работа гораздо важнее, чем то, что мы делаем в Москве и Петербурге. Потому что там сейчас обстановка с молодежью школьного возраста просто катастрофическая. Это ребята брошенные. И когда появляются люди, которые чем-то с ними пытаются заниматься, это великое дело!» (Е.А. Нинбург.)
Как ни странно, люди, занятые одинаковыми проблемами, часто даже живущие в одном городе, почти или совсем ничего друг о друге не знают. Задачу их знакомства «круглый стол» выполнил вполне.
Но больше всего из обсуждавшегося на «круглом столе» запомнилась тема, напрямую к науке не относящаяся: деньги. О деньгах говорили много, долго, говорили все. О том, как приходится фантазировать и изворачиваться, чтобы, не имея средств, вывезти детей даже просто в пригород. О том, что деньги на экспедиции каждый раз приходится добывать из разных источников: гранты, экологические фонды, городские власти, РУНО, ГУНО, а бывает, что даже и милиция. Они не жаловались, а просто обменивались опытом (для этого и существуют «круглые столы»!): где и как можно найти деньги. Потому, наверное, тема денег и запомнилась, что она «неправильная». По-правильному – не должны эти люди искать деньги, не должны делать еще и это своей дополнительной специальностью. Они великие труженики и делают великое дело, воспитывая детей экологически грамотными людьми, да и просто – людьми. К сожалению, это мало кто понимает. И здесь, я думаю, уместно будет назвать организации и людей, которые понимают, благодаря поддержке которых был проведен симпозиум. Не хочется называть их импортным и затертым словом «спонсоры». Правильнее будет сказать – друзья. Ибо дружба – это не красивые слова, а действенная помощь. Северо-Балтийский морской фонд (В.П. Ворфоломеев, В.Д. Мелешкин), Балтийский фонд природы Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей (Р.А. Сагитов, А.А. Заварзин), образовательный проект Naturewatch-Baltic (И.Б. Савинич).

Заключение

В «Заключение» принято говорить о значимости описанного мероприятия. Она достаточно очевидна – коллеги встречаются, обмениваются опытом и идеями, знакомятся с работами друг друга и вырабатывают совместные планы на будущее. Кроме того, детский симпозиум обладает несомненной воспитательной значимостью, ибо ребята учатся грамотно представлять свои работы, участвовать в научной дискуссии, получают опыт, возможно, будущей профессии. Данный конкретный симпозиум, полагаю, был весьма важен и как блестящая демонстрация возможностей системы дополнительного образования. Все это несомненно, но все-таки самое главное видится мне в другом.
Об этом, главном, я не буду пытаться говорить своими словами, ибо оно прекрасно выражено во вступительной речи Е.А. Нинбурга и заключительной – Т.А. Бек. Просто приведу их слова, лучшим подтверждением глубокой правоты которых служили глаза слушателей.
Е.А. Нинбург: «Когда мы задумывали и планировали симпозиум, мы хотели, чтобы эта малая капля легла в ту копилку, упала на то мельничное колесо, которое движет развитие нашей науки. Нам очень хотелось, чтобы морская биология не прекращалась, чтобы она не помирала, не входила в то состояние, в котором, к сожалению, сейчас видится вообще вся наша отечественная наука. И вот чтобы этого не случилось, надо, чтобы вслед за нами появилось ваше поколение морских исследователей. Возникает вопрос: а стоит ли об этом говорить? В самом деле, сидят в этом зале школьники. Ну чего там школьник может? У него и диплома-то нет, и вообще аттестата о среднем образовании. Вот, оказывается, что может. И я очень надеюсь, что доклады, которые будут представлены на нашем симпозиуме, покажут эти ваши возможности».
Т.А. Бек: «Я впервые оказалась в подобной аудитории, была не готова, и для меня оказалось очень важным ощущение ответного дыхания. Очень приятно, что существуют (а в науке должны существовать) открытость, честность, распахнутость навстречу информации. Я с удовольствием ощущаю это в вас и надеюсь, что так в дальнейшем и будет, что вы не случайно здесь собрались. Работы, которые я наблюдала, это действительно работы текущего научного процесса, это не детские игры, чего я очень боялась, когда сюда ехала. Это работы, из которых можно взять материал и пустить в научный оборот. С чем я вас и поздравляю, и надеюсь, что вы продержитесь в этом мире именно на том, что вы уже здесь приобрели, сумели. И сегодняшний праздник запомнится вам и как праздник, и как трудовые будни, которые праздники для нас».

Фото автора

 

Рейтинг@Mail.ru